Степан Осипович Макаров (1849–1904)

Об адмирале С. О. Макарове осталась в сердцах потомков славная память. Полный героизма и мудрости, величавой простоты и обаяния встает из прошлого его богатырский облик.

С. О. Макаров родился 8 января 1849 года в городе Николаеве, в семье морского офицера, вышедшего из нижних чинов.

Еще в отрочестве почувствовал морской кадет Степан Макаров привязанность к науке, к самостоятельной работе над книгой. Находясь в плавании на крейсере «Богатырь», он научился английскому языку и самостоятельно перевел книгу с английского на русский.

Недюжинные дарования пятнадцатилетнего кадета были замечены, и по возвращении из плавания ему был официально поручен ответственный перевод с английского языка лоции Охотского моря. Рано проявились и инженерные способности молодого моряка: тотчас после производства в гардемарины, в 1865 году, он стал свидетелем посадки на мель парохода «Америка» и составил тогда обстоятельное техническое описание всех работ по снятию парохода с мели. Прекрасной школой для С. О. Макарова послужили постоянные плавания, предшествовавшие его производству в офицеры: до получения первого офицерского чина — мичмана — он успел проплавать на 11 судах без малого две тысячи дней. Когда с броненосной лодкой «Русалка», на которой плавал молодой офицер, случилась авария, Степан Осипович, изучив причины происшествия, разработал основы новой отрасли морской техники — основы учения о непотопляемости корабля.

Много лет спустя, в 1903 году, признанный во всем мире авторитет по теории корабля Алексей Николаевич Крылов, читая в Кронштадтском морском собрании лекцию «О непотопляемости судов и ее обеспечении», закончил ее следующими словами: «Все, что я вам здесь изложил, принадлежит не мне, а целиком взято из ряда статей «Морского сборника», охватывающих тридцать лет; эти статьи подписаны так: мичман Степан Макаров, лейтенант Степан Макаров, флигель-адъютант Степан Макаров, контр — адмирал Макаров и, наконец, недавно вышедшая статья имеет подпись вице — адмирал Макаров… Вот кто истинный основатель учения о непотопляемости судов».

Адмирал С. О. Макаров обобщил многолетние свои исследования о непотопляемости корабля в позднейших статьях, посвященных разбору элементов, от которых зависит боевая сила судов. Подробно и тщательно разработал он способы заделки пробоин, способы подведения пластыря для перекрытия пробоины со шлюпки и с рей корабля. Он первый по — настоящему занялся важнейшим вопросом о водоотливных средствах корабля. На одном из кораблей обыкновенную циркуляционную помпу он приспособил для использования ее в двух случаях: для питания забортной водой холодильника при охлаждении пара (в нормальном случае) и для откачивания воды из трюма (в случае аварии).

Не будучи по образованию корабельным инженером, С. О. Макаров делает дальновидные указания корабельным инженерам о роли поперечных и продольных непроницаемых переборок в борьбе за непотопляемость. Очень многие предложения С. О. Макарова в той или иной форме осуществляются при постройке современных кораблей.

Значительно раньше своих собратьев по оружию задумывается он над вопросом превращения мины из средства пассивной обороны в средство активной борьбы с противником. Для этого С. О. Макаров коренным образом меняет тактику минной атаки. Он получает разрешение на полное переоборудование большого черноморского парохода «Великий князь Константин», которым в то время командовал. Скромный пароход, по внешнему виду похожий на пассажирский, под руководством С. О. Макарова и при помощи его учеников превращается в совершенно новый, не виданный до того военный корабль, обладающий достаточной силой. Отныне на его верхнюю палубу могут подниматься большие паровые катера с командой, которые готовы идти в атаку. Сам Степан Осипович, конечно, и не думал, что его детище станет прообразом будущих грозных кораблей — авианосцев.

Холодно встретили современники новый тип военного корабля, предложенный С. О. Макаровым. Этого отношения не изменила даже война, вспыхнувшая между Россией и Турцией в 1877 году. Турецкий флот безнаказанно обстреливал порты и мирные селения на Кавказском и даже Крымском побережье. С. О. Макаров еще накануне объявления войны составил проект приказа по кораблю о немедленном выходе к турецким берегам для минной атаки броненосцев врага. Но распоряжения начать эту операцию не было, и неизвестно, дождался бы он его, если бы предоставил событиям развертываться самостоятельно. Только благодаря настойчивым, категорическим требованиям Макарову было разрешено выступить.

Целая героическая эпопея разыгралась на Черном море вокруг парохода и его доблестного экипажа. Одно смелое нападение следовало за другим. Минные катера появлялись то у берегов Кавказа, то на Дунае, то под Таманью, то у турецкого побережья. Мастерски использовал С. О. Макаров все преимущества ночной минной атаки для нанесения удара по противнику. С исключительным мастерством он маневрировал на виду у турецких броненосцев. С. О. Макаров до тонкостей знал все особенности своего корабля, точно знал его максимальный ход. Искусно пользовался он защитой сумерек и туманов. В результате Черное море было очищено от неприятельского флота, который при объявлении войны считал себя его полным хозяином и ежедневно грозил нашему побережью.

По окончании войны С. О. Макаров с новой энергией принимается за исследовательскую работу. Он изучает течения в проливе Босфор. Знание скоростей, с которыми движутся водные массы в проливе между Черным и Мраморным морями, может пригодиться в любую минуту для того же минного дела. В 1882 году Степан Осипович в качестве командира парохода «Тамань» стоит в проливе под самыми стенами Константинополя и проводит там гидрологические работы при помощи им же придуманных методов. Он обнаруживает в Босфоре два явно выраженных противоположно направленных течения: поверхностные воды следуют из Черного моря в Мраморное, а глубинные — из Мраморного в Черное.

Как у всякого крупного исследователя природы, эти, казалось бы эпизодические, работы по гидрологии Босфора оставили яркий след в научной жизни С. О. Макарова и послужили толчком к началу целой серии исследований на просторах Атлантического, Индийского и особенно Тихого океанов. В 1885 году он был назначен командиром только что построенного корвета «Витязь». Корвет направлялся в тихоокеанские воды для укрепления русского военного флота. С. О. Макаров, заботясь о полном вооружении корабля, о подборе команды, помнит и о первоклассном его научном снаряжении. Он неутомимо вычерчивал эскизы новых приспособлений, заказывал их в отечественных мастерских и за границей. В результате «Витязь» оснащен всем современным океанографическим оборудованием, причем некоторые аппараты и приборы применялись в море, по почину С. О. Макарова, впервые.

Путешествие корвета «Витязь» длилось 993 дня, за это время он совершил кругосветное плавание. «Я полагаю, — пишет С. О. Макаров в 1893 году, — что отклоняющее действие вращения земли на все морские потоки играет первенствующую роль». Через двенадцать лет, когда по инициативе Нансена молодой шведский инженер Вальфрид Экман разработает подробную физико — математическую теорию морских течений, эта мысль С. О. Макарова находит всеобщее признание.

Но С. О. Макаров — родоначальник новых, оригинальных путей в морской науке — не был избалован признанием. Нельзя без боли читать его слова в протоколе прений после его лекций по морской тактике: «Я был очень тронут тем, что высказали в конце настоящей беседы лейтенант Беклемишев и полковник Пароменский, тронут вследствие малой привычки слышать доброе слово…» Лейтенант Беклемишев заявил в своем выступлении, что, следя внимательно за морской литературой, он может утвердительно сказать, что многие высказанные адмиралом идеи начинают, спустя несколько лет, предлагаться и пропагандироваться за границей выдающимися иностранными моряками и возвращаться иногда к нам с присвоенным этим идеям иностранным именем.

В 1891 году С. О. Макаров назначается главным инспектором морской артиллерии. Вникнув в работу морского артиллерий — ского оружия, он создает совершенно новый тип бронебойного снаряда. Он снабжает снаряд наконечником из мягкой стали, который позволяет пробивать броню и получать взрыв внутри корабля, где последствия взрыва наиболее эффективны.

Несмотря на тяжелую болезнь, Степан Осипович с увлечением работает над двумя большими исследованиями — «Разбор элементов, составляющих боевую силу судов» и «Рассуждения по морской тактике». Исследования эти легли в основу совершенно новой науки — морской тактики, впоследствии развитой военно — морскими специалистами всего мира.

С. О. Макаров подходит к кораблю, как к дому моряка и как к плавучей крепости. Он предлагает простые и остроумные средства для повышения непотопляемости и живучести корабля. Термин «живучесть» — способность корабля продолжать бой, невзирая на полученные повреждения, впервые вводится им в обиход.

Тактика морская отлична от тактики сухопутной. Но, учась тактике морской, необходимо впитать и усвоить весь исторический опыт великих полководцев, и С. О. Макаров учится у Суворова его науке побеждать. Он пропагандирует исторические высказывания Суворова и ценные суждения армейских специалистов — современников: Драгомирова, Скобелева. Громадный опыт командования кораблями и непрерывные учебные операции, которые всегда и всюду проводил на своих кораблях С. О. Макаров, позволяют ему совершенно точно и четко формулировать основные положения о маневрировании во время боя, об использовании минного оружия, артиллерии, тарана, применявшегося в XIX столетии достаточно широко.

Практическая деятельность С. О. Макарова как командира корабля и флотоводца часто заставляла его размышлять о больших тактических затруднениях, вносимых льдами. Он не раз возвращался к мысли об активных методах борьбы со льдом посредством специального корабля — мощного ледокола.

«Простой взгляд на карту России показывает, — писал он, — что она своим главным фасадом выходит на Ледовитый океан… Мощный ледокол откроет дверь в этом главном фасаде, он снимет ледяные ставни с окна, которое Петр I прорубил в Европу…»

Мысль о том, что при помощи ледокола можно прокладывать зимой пути к нашим замерзающим портам для торговых и военных кораблей, казалась С. О. Макарову столь простой, что он полагал достаточным одного ее высказывания, чтобы все к ней тотчас же присоединились. Но современники не присоединились к этой мысли даже тогда, когда первый в мире мощный ледокол «Ермак» был наконец построен в Ньюкасле в 1898 году под непрерывным наблюдением и по непосредственным указаниям С. О. Макарова. Прибытие «Ермака» под командой С. О. Макарова в Кронштадт сквозь льды Финского залива вызвало бурную радость в народе. В газетах появились восторженные статьи и приветственные стихотворения. Но морское ведомство, которое должно было первым приветствовать победу С. О. Макарова, хранило молчание, которое перешло затем в открытое обвинение вице-адмирала в том, что он напрасно построил корабль, «не способный… пробиться к полюсу собственным ходом».

В Финском заливе «Ермак» спас от гибели броненосец «Генерал — адмирал Апраксин», севший на мель близ острова Гогланд и скованный льдами. Во время спасательных работ на «Ермаке» впервые применялся радиотелеграф, изобретенный А. С. Поповым. Дважды ходил С. О. Макаров на «Ермаке» в большие плавания по Северному Ледовитому океану. Здесь, на ледоколе, так же как и в свое время на «Витязе», все было тщательно приспособлено для большой исследовательской работы. Этот корабль, построенный по указаниям С. О. Макарова, воплотил в себе макаровский стиль и, в частности, ту простоту и целесообразность всех деталей, на которой категорически настаивал Степан Осипович в своих работах. На «Ермаке» на каждом шагу видны новые приспособления, тщательно продуманные и испытанные С. О. Макаровым. Применены тут и цистерны, успокаивающие боковую качку, и вспомогательные паровые машинки, и специальная аппаратура для океанографических работ, например самопишущий термометр, приспособленный для непрерывной регистрации температуры поверхностной морской воды; этот прибор был сконструирован С. О. Макаровым еще на «Витязе» и затем построен по его указаниям известным французским конструктором Ришаром. К привычным исследованиям, которые проводил С. О. Макаров на «Витязе», на «Ермаке», добавились исследования льдов.

Производя непрерывную кинематографическую съемку перемещений «Ермака», атакующего ледяное препятствие,

С. О. Макаров получил массу остро необходимой научной информации. Впоследствии кадры этой съемки были подвергнуть тщательным промерам, и на основе этих промеров А. Н. Крылов, по просьбе С. О. Макарова, определил силу, с которой лед сопротивлялся продвижению «Ермака». Оказалось, что горизонтальная сила воздействия льда на ледокол достигала примерно 800 тонн.

«Ермак» во льдах» — последняя книга С. О. Макарова, которую ему удалось увидеть вышедшей в свет. Тем временем ситуация на наших дальневосточных границах ухудшалась. Неизбежность войны с Японией стала очевидной. Гневно сетует Степан Осипович на полную беспечность, которую проявляет командование Тихоокеанского флота по отношению к кораблям, оставляя их стоять на внешнем рейде. Но он — главный командир Кронштадтского военного порта, и в Морском министерстве лишь пожимают плечами, недоумевая, зачем он вмешивается в дела, выходящие за пределы его обязанностей. «Если мы не поставим теперь же во внутренний бассейн флот, то мы принуждены будем это сделать после первой ночной атаки, заплатив дорого за ошибку», — так пишет С. О. Макаров управляющему Морским министерством 26 января 1904 года, а в ночь с 26–го на 27 января его предсказания сбываются: миноносцы противника нападают на наши корабли до объявления войны. Геройски гибнут крейсер «Варяг» и канонерская лодка «Кореец»; несколько кораблей повреждено. Совершенно неожиданно для себя адмирал С. О. Макаров назначается на пост командующего Тихоокеанским флотом. Все силы, вся кипучая энергия, весь опыт моряка и воина отданы новому делу. Через неделю сибирский экспресс уносит его на восток. С дороги одна за другой летят телеграммы, в которых адмирал просит ускорить предложенные им меры для укрепления и оживления Тихоокеанского флота. Он просит спешно прислать на корабли побольше бронебойных снарядов со стальными наконечниками, перевести в его распоряжение испытанных старых товарищей; доставить по железной дороге, в разобранном виде, миноносцы и ускорить выход на восток вспомогательной эскадры контр — адмирала Вирениуса. Просит он также срочно переиздать его книгу «Рассуждения по морской тактике» и немедленно прислать тираж на корабли… Все эти просьбы остаются неудовлетворенными. За тридцать шесть дней пребывания на Тихоокеанском флоте он успевает сделать больше для обеспечения боевой деятельности кораблей, чем сделано было до него. Он лично проверяет подготовку эскадры, сам переходит с корабля на корабль, всюду внося жизнь и волю к победе. Враг знает, что адмирал С. О. Макаров — сильнейший противник, и активизирует свои нападения на наши базы. С большим искусством отбивает адмирал эти нападения и, со своей стороны. громит вражеские корабли перекидным огнем через мыс Ляотешань…

Русский флот не забудет ночь с 12–го на 13 апреля 1904 года. Не забудет он, как в последний раз вышел в море адмирал С. О. Макаров на броненосце «Петропавловск», как отдавал он последние слова команды, стремясь защитить наши корабли от превосходящих сил противника…

Взрыв мины под килем «Петропавловска» оборвал жизнь С. О. Макарова.

Вместе со Степаном Осиповичем погиб на «Петропавловске» его старый друг и художник Верещагин.

Основные события жизни

1849 г. — В семье морского офицера родился С. О. Макаров.

1865 г. — С. О. Макарова производят в гардемарины.

1882 г. — С. О. Макаров в качестве командира парохода «Тамань» проводит в Босфоре гидрологические работы.

1885 г. — С. О. Макаров назначен командиром только что построенного корвета «Витязь».

1891 г. — С. О. Макаров назначается главным инспектором морской артиллерии.

1898 г. — Под непрерывным наблюдением и по непосредственным указаниям С. О. Макарова строится первый ледокол «Ермак».

1904 г. — С. О. Макаров назначается на пост командующего Тихоокеанским флотом.

1904 г. — Взрыв мины под килем броненосца «Петропавловск» оборвал жизнь С. О. Макарова.