Сергей Иванович Мосин (1849–1902)

В 1891 году на вооружение русской армии была принята трехлинейная винтовка.

Этой винтовкой русская армия была вооружена во время Русско — японской войны, с этой винтовкой воевала русская пехота во время Первой мировой войны 1914–1918 годов, эта винтовка использовалась во время Гражданской войны 1918–1920 годов; безотказно служила эта винтовка Советской Армии в Великую Отечественную войну.

В течение более полувека русская винтовка «трехлинейка» с честью оправдывала свое назначение. За этот долгий период своей службы трехлинейная винтовка подверглась лишь незначительной модернизации, что свидетельствовало о ее высоких качествах, созданных выдающимся конструктором.

Творцом русской трехлинейной винтовки образца 1891 года был конструктор С. И. Мосин.

С. И. Мосин родился 5 мая 1849 года в местечке Рамонь Воронежской губернии. Он учился сначала в Воронежском кадетском корпусе, затем в Михайловском артиллерийском училище и после недолгой службы в строевых частях артиллерии поступил в Михайловскую артиллерийскую академию, где и получил высшее военно — техническое образование. По окончании академии в 1875 году он был назначен начальни — ком инструментальной мастерской Тульского оружейного завода.

С. И. Мосин — талантливый изобретатель, человек большого ума и широких творческих замыслов — был энтузиастом оружейного дела. Один из известных работников оружейной промышленности И. А. Пастухов в своих воспоминаниях о Мосине писал: «Я поступил в 1889 г. на завод чертежником и сразу же столкнулся с капитаном Мосиным… В то время изобретатель, после целого ряда исканий, остановился на идее магазинной малокалиберной винтовки, применив в своей конструкции последние достижения русских и иностранных оружейников… На первых порах мы встречали со стороны капитана типичное для офицера — начальника сдержанное отношение… Но по мере того, как Мосин с головой уходил в конструкторскую работу и все чаще встречался с непосредственными исполнителями своего изобретения — чертежниками и слесарями, отчуждение постепенно сменилось искренними, теплыми отношениями. Он хорошо понимал значение дружной, согласованной работы и первый подавал нам пример упорства, усидчивости и настойчивости в достижении намеченной цели».

Заслуги С. И. Мосина в деле создания оружия особенно заметны, если вспомнить, какие задачи стояли перед конструктором — оружейником в то время и какие трудности возникали в работе.

В войнах второй половины XIX столетия все более и более отчетливо стало вырисовываться значение мощности стрелкового огня. Еще в 40–х годах XIX века появились на вооружении образцы оружия, заряжаемого с казны, что по сравнению с прежним способом заряжания с дула значительно сократило время, необходимое для производства выстрела: резко увеличилась скорострельность ружей. Увеличившаяся скорострельность заставляла бойцов на поле сражений прижиматься к земле, стремиться быть незаметными. Стал меняться и сам пехотный бой. Правильная оценка значения скорострельности привела к изысканию средств дальнейшего ее повышения — совершенствованию патрона (патроны с металлической гильзой) и к конструированию так называемых магазинных винтовок, т. е. винтовок, снабженных приспособлениями, в которых было собрано несколько патронов в целях ускорения перезаряжания оружия.

Однако стремление укрыться от огня, прижаться к земле вызвало уменьшение размеров целей, с которыми приходилось иметь дело стрелкам. Поэтому потребовалось улучшить меткость боя оружия. К этой цели направлены были дальнейшие работы оружейников. Улучшение меткости в первую очередь было связано с необходимостью увеличения начальной скорости пули, что одновременно увеличивало и дальнобойность. Но увеличение скорости полета пули неизбежно приводило к необходимости увеличения давления пороховых газов в канале ствола оружия, а вместе с тем требовало повышения прочности оружия при выстреле и его утяжеления.

Возникшая проблема была решена изобретением бездымного пороха. Бездымный порох, по сравнению с прежними дымными, позволял увеличить начальную скорость пули. Бездымный порох облегчал обращение с оружием, его чистку и позволил перейти к уменьшению калибра винтовки, что улучшало ее баллистические качества. Вес патрона уменьшался, а следовательно, увеличивалось количество патронов, носимое одним стрелком, что еще более усиливало мощь огня пехоты.

Появление первой винтовки с патроном, снаряженным бездымным порохом, уменьшенного калибра (французская винтовка Лебеля 1886 г.), вследствие ее явных преимуществ, заставило армии всех стран спешно разрабатывать и вводить на вооружение подобное же оружие.

К этому периоду и относится творческая работа С. И. Мосина. Первой задачей, которую он ставил перед собой, было увеличение скорострельности винтовки путем переделки однозарядной винтовки в магазинную. Эту задачу он решил, сконструировав оригинальный магазин, расположенный в прикладе (1882). В 1883 году была создана специальная комиссия для испытания новых образцов многозарядных ружей, деятельное участие в работах которой принял С. И. Мосин как член этой комиссии и как неутомимый изобретатель. Винтовка, предложенная С. И. Мосиным, неоднократно испытывалась комиссией наряду с многочисленными образцами, предлагавшимися иностранными фирмами, и рядом образцов отечественного происхождения (Квашневского, Игнатовича, Вельтищева, Лутковского и других).

В 1885 году комиссия признала винтовку С. И. Мосина заслуживающей предпочтительного внимания, указав на необходимость доработки некоторых деталей, и дала заказ на изготовление 1000 винтовок системы Мосина Тульскому оружейному заводу для проведения широких испытаний.

Работы С. И. Мосина привлекли к себе внимание иностранных оружейных фирм. О том интересе, который представляла конструкция магазинной винтовки Мосина, свидетельствует, между прочим, тот факт, что французская фирма «Ricter» в 1895 году пыталась приобрести право эксплуатации изобретенного им устройства магазина, предлагая 600 000 франков изобретателю. С. И. Мосин ответил категорическим отказом.

В 1886 году во Франции было принято решение о перевооружении армии новой винтовкой системы Лебеля восьмимиллиметрового калибра с применением нового вида патронов с зарядом бездымного пороха.

С этого времени во всех странах начинаются спешные работы по перевооружению новыми образцами винтовок, обладающими более совершенными баллистическими качествами.

Винтовка нового типа была принята на вооружение в 1888 году в Германии и Японии, в 1889 году — в Англии, Австро — Венгрии, Швейцарии, Дании и т. д.

В России вопрос об уменьшении калибра был поставлен еще в 1883 году. В 1885 году была спроектирована полковником Роговцевым первая русская малокалиберная винтовка, но особенно интенсивная работа в этом направлении началась с 1887 года, когда сделались подробно известными несомненные преимущества новой французской винтовки.

В России Военное министерство долго не могло остановить выбора на определенном образце, хотя и производило многочисленные испытания. Эта медлительность, однако, имела и положительную сторону, так как представилась возможность ознакомиться с новым оружием, введенным за границей, и учесть более полно его достоинства и недостатки. Такую возможность имел и С. И. Мосин, воспользовавшийся этим при разработке своей конструкции. В частности, в России испытывалась еще в 1886–1887 годах винтовка швейцарского конструктора полковника Шмидта. Однако швейцарское правительство, принявшее на вооружение эту винтовку, в 1889 году запретило Шмидту передавать свою работу за границу. Одной из причин медлительности в перевооружении было большое недоверие высших военных кругов по отношению к магазин ной винтовке.

Военный министр того времени генерал Банковский считал ненужным введение магазинной винтовки, рассуждая, что «Запад нам не указ; мы и с однозарядными сильнее. Солдат мы учим; стреляй редко, да метко». В своих рассуждениях Ванновский исходил из того, что магазинные винтовки того времени давали сравнительно небольшое повышение скорострельности, а усложнение механизма винтовки снижало ее надежность: главное же — он боялся излишнего расхода боеприпасов. Поэтому вплоть до 1890 года Военное министерство требовало работы над однозарядной винтовкой, откладывая переход армии на магазинную винтовку. По этой причине С. И. Мосин до 1890 года работает над однозарядной винтовкой уменьшенного калибра.

Окончательно образец новой (однозарядной) винтовки был отработан к январю 1890 года.

Однако перевооружение иностранных армий магазинными винтовками не могло не иметь влияния на перевооружение русской армии, и Военное министерство вынуждено было добиваться окончательного решения вопроса об отработке магазинной винтовки, рассматривая однозарядную винтовку как временный образец.

В октябре 1889 года был доставлен для испытаний образец винтовки бельгийского оружейника Л. Нагана — калибра 8 мм. Поскольку к этому времени был разработан новый патрон, Л. Нагану было предложено переконструировать свою винтовку под этот патрон, а параллельно с этим было разрешено отработать образцы винтовок капитану С. И. Мосину и капитану Захарову.

С энтузиазмом вернулся С. И. Мосин к работе над магазинной винтовкой, поглощавшей все его мысли. Он получил освобождение от остальных служебных обязанностей и целиком отдал себя любимому делу. Сроки для работы были даны короткие: с перевооружением нужно было спешить. В распоряжении С. И. Мосина была мастерская с несовершенным, кустарным оборудованием. Несмотря на это, он справился со своей задачей, и уже в феврале 1890 года представил в комиссию образен своей винтовки, почти одновременно с Наганом, переработавшим свой образец.

Несовершенство технического оборудования мастерской сказалось на качестве изготовленного образца, что привело к обнаружению ряда дефектов при испытаниях. Тем не менее С. И. Мосин продолжает совершенствовать свою винтовку, и на всех испытаниях в 1890 и 1891 годах его винтовка успешно конкурирует с образцами Нагана. На окончательных сравнительных испытаниях винтовки Мосина и винтовки Нагана в марте 1891 г. было выявлено, что обе винтовки приблизительно равноценны по меткости боя и скорострельности, но при стрельбе из винтовки Нагана был получен несколько меньший процент случаев неисправностей механизмов винтовки.

Поэтому при голосовании в комиссии, испытывавшей винтовки, за принятие винтовки Нагана высказалось 14 человек, а за винтовку Мосина было подано 10 голосов.

Между тем обнаруженные неисправности в работе винтовки объяснялись не сущностью ее конструкции, а спешкой и низким качеством ее изготовления. Наоборот, внимательный анализ выявлял конструктивные преимущества винтовки Мосина и возможность легкого устранения причин замеченных неисправностей путем не принципиального изменения конструкции, а путем незначительного упрочения второстепенных деталей, не изменявшего конструкции. В конструкции С. И. Мосина особенно следовало отметить технически остроумное решение задачи о подаче патронов из магазина путем введения особой детали механизма — отсечки — отражателя. К удачному решению этого вопроса Нагану удалось прийти только в последних образцах винтовок, тогда как С. И. Мосиным он был решен сразу.

Поэтому совершенно прав оказался инспектор оружейных и патронных заводов генерал Бестужев — Рюмин, который указывал на большую простоту винтовки С. И. Мосина для освоения ее отечественной промышленностью и обратил внимание на то, что винтовка С. И. Мосина будет обходиться дешевле, чем винтовка Нагана, а армия может быть ею вооружена раньше. Отечественная оружейная промышленность получила заказ на изготовление этих винтовок для русской армии.

16 апреля 1891 года был утвержден образец винтовки, принятый на вооружение. Образец этот в основе имел винтовку С. И. Мосина, но с изменениями, указанными комиссией. Так как было найдено, что в некоторых деталях устройства винтов — ки были отражены предложения Нагана, а также введены были изменения, высказанные членами комиссии, то было принято решение винтовку не называть именем С. И. Мосина, а дать ей наименование «русской трехлинейной винтовки образца 1891 года».

Таким образом была нарушена традиция присваивать наименование образцу оружия по имени его конструктора. С. И. Мосин, видимо, чувствовал себя глубоко обиженным таким решением, ибо в своих записках с полным основанием писал, что все главные части и механизмы винтовки разработаны бесспорно им, а эти части определяют и систему в целом. С. И. Мосину было разрешено получить патент на ряд деталей винтовки, однако он отказался (Наган взял патент на те детали, которые были признаны заимствованными из его конструкций, и получил за право их использования от русского правительства 200 000 рублей). За свою работу С. И. Мосин получил чин полковника.

В 1894 году С. И. Мосин был назначен на должность начальника Сестрорецкого оружейного завода. Под его руководством завод был технически переоборудован и расширен. В 1902 году, когда закончено было перевооружение армии и заводу грозило сокращение программы, С. И. Мосин добился расширения инструментального отдела, и с тех пор завод сделался главным центром, снабжавшим артиллерийское ведомство рабочим и контрольным инструментом.

8 февраля 1902 года С. И. Мосин, уже в чине генерал — майора, умер, еще будучи в полном расцвете сил и творческих способностей.

Основные события жизни

1875 г. — С. И. Мосин по окончании Михайловской артиллерийской академии назначен начальником инструментальной мастерской Тульского оружейного завода.

1882 г. — С. И. Мосин сконструировал оригинальный магазин, расположенный в прикладе.

1883 г. — С. И. Мосин вошел в специальную комиссию для испытания новых образцов многозарядных ружей.

1885 г. — Комиссия признала винтовку С. И. Мосина заслуживающей предпочтительного внимания.

1890 г. — С. И. Мосин создал образец новой (однозарядной) винтовки.

1890 г. — С. И. Мосин представил в комиссию образец своей магазинной винтовки.

1891 г. — Образец винтовки С. И. Мосина утвержден и принят на вооружение.

1894 г. — С. И. Мосин назначен на должность начальника Сестрорецкого оружейного завода.