Ученый как маг и волшебник

Как бы ни относиться к сообщениям о мнимых чудесах науки и техники, есть у них одно ценное качество: они пробуждают интерес к научным исследованиям и прославляют ученых, инженеров, изобретателей. Правда, с упором на одну-единственную личность.

Подобное явление в истории человечества известно с незапамятных времен. Шаманы и чародеи, ведуны и ведьмы всегда были окружены ореолом тайн и чудес именно как знахари, ведающие о чем-то, недоступном для непосвященных.

Потаенные, оккультные (от латинского «оккультус» — тайный, сокровенный) знания, как считалось, позволяют повелевать стихиями, совершать чудесные исцеления, прозревать будущее.

Это и есть магия. Нетрудно догадаться, что с помощью наук, многие из которых оформились сравнительно недавно, появилась возможность отчасти повелевать природными стихиями или противодействовать им, лечить людей от множества болезней, подавлять эпидемии, давать более или менее сбывчивые прогнозы погоды. А техника позволяет на основе этих знаний реализовать то, о чем прежде могли только мечтать самые пылкие фантазеры.

Научно-техническая магия — реальность наших дней. А вот образ ученого, изобретателя или инженера стал обыденным и сильно поблек. Пришло время новых героев телепрограмм и глянцевых журналов: поп-артистов, поп-историков, поп-писателей, поп-политиков. А когда-то звание «ученый» предполагало обширность знаний и умений, способность проникать мыслью в Неведомое.

Например, греческого философа Пифагора (VI век до н. э.) мы знаем как автора теоремы (хотя она была известна в Индии задолго до него). Но в свое время он славился как мистик, тайновед и основатель общины на коммунистических началах. Рассказывали, будто он помнил о странствиях своей души в прежних воплощениях, а после пребывания в Аиде приобрел сверхчеловеческую мудрость. Хотя она вообще-то вполне человечна. Он советовал: «Не поднимайте пыли на своем жизненном пути». «Не гоняйся за счастьем, оно находится в тебе самом».

Легендарной личностью был немецкий мыслитель и авантюрист Агриппа Неттесгеймский (1486—1535), автор труда «Оккультная философия». Он слыл магом и повелителем демонов; мог читать лекции одновременно в разных местах, превращать навоз в золото и обратно, показывать в зеркале лики умерших. А своему другу он писал: «О, как часто приходится читать о непреодолимом могуществе магии, о чудодейственных астрономических таблицах, о невероятных превращениях, достигаемых алхимиками... Но все это оказывается пустым, выдуманным и лживым, если принимать сказанное буквально... В нас самих, говорю я, скрыт тот таинственный делатель чудес».

Впрочем, над ним посмеивался его младший современник Франсуа Рабле, создав образ пройдохи-предсказателя Гер-Триппы. И наш старший современник Николай Заболоцкий отозвался не без иронии:

«Бессмертны мы!» — сказал мудрец Агриппа.

Но обмишурился и помер он от гриппа.

Ученые содействовали тому, чтобы развеять мистический туман, окутавший астрологию и алхимию, опровергнуть нелепую веру в гороскопы и чудесные превращения веществ. В результате были созданы науки: астрономия и химия. После выхода в свет «Математических начал натуральной философии», автора труда Исаака Ньютона прославили как гения, постигшего главную тайну Мироздания.

По мере постижения глубин микромира и невообразимых масштабов пространства и времени Вселенной (эти показатели выражаются в цифрах, но недоступны человеческому воображению), многое из того, что прежде представлялось ясным, постоянно усложнялось. Появились новые теории, доказывающие отсутствие абсолютных пространства и времени, их единство и относительность. На уровне квантов обнаружилась принципиальная неопределенность наблюдаемых параметров.

Теперь уже Альберта Эйнштейна стали превозносить как величайшего гения, а его теорию относительности преподносить как откровение (хотя сама по себе идея относительности пространства и времени существовала с давних пор, а Ньютон лишь добавил к ней идею абсолютных категорий, не отрицая относительных).

Под впечатлением необычайных достижений техники — взрывов атомных бомб, космических полетов, компьютеров — общественное мнение стало существенно меняться. Образ ученого-теоретика потускнел, да и науки чрезвычайно усложнились и размножились, стали трудны для восприятия неспециалиста. И произошло нечто удивительное, хотя и недостаточно осмысленное: возродилась вера в магов, колдунов, ясновидящих, астрологов и прочих оккультистов и экстрасенсов.

На этом фоне яркой звездой вспыхнул вдруг образ изобретателя, инженера, ученого Николы Теслы — столетие спустя после пика его творческой активности. А через три года после 150-летнего юбилея утих телевизионный бум, связанный с его именем, и о нем стали забывать.

Можно с большой долей вероятности предположить, что, если не последует какой-то новый телевизионный «проект» с фантастическими выдумками об изобретениях Теслы, интерес к нему и вовсе угаснет.

Выходит, нынешней публике требуется не правда о выдающемся изобретателе, о науке и технике, а всяческие домыслы на эти темы — не для познания и лучшего понимания мира, в котором мы живем, а только ради мимолетного развлечения. Почему так происходит? О чем это свидетельствует? Что происходит с глобальной цивилизацией и с людьми? Что происходит с наукой и какие у нее перспективы?

Все это и многое другое нам предстоит обдумать.