Гуманоид опасней астероида!

Судьба империи динозавров должна служить для нас поучительным примером и предупреждением. Ведь и цивилизации, как показывает исторический опыт, вырождаются и гибнут.

Осознаём ли мы свою ответственность не только перед будущими поколениями людей, но и перед всей, как это ни высокопарно звучит, жизнью на Земле? Современные технические монстры, которым служит человек (более 90% сил, средств и материалов человечество тратит на создание и работу техники!), несравненно более агрессивны и прожорливы, чем звероящеры. Глобальная система «человекотехники» влияет на климат планеты, химический состав и динамику природных вод, распространение пустынь и деградацию почв, не говоря уж о гибели множества видов животных и растений.

Самое катастрофическое вымирание организмов происходит буквально на наших глазах. По скорости оно превосходит все, что было в прошлые геологические эпохи. За считаные столетия исчезли многие сотни, если не Тысячи видов!

Словно отвлекая от этого продолжающегося процесса, в наши дни предпочитают говорить о вымирании динозавров. Возможно, сказывается их причудливый облик и значительное разнообразие. Это была своеобразная глобальная империя. Ее гибель только на первый взгляд кажется чем-то необычайным, катастрофой. Хотя, если подумать, с ними не произошло ничего сверхъестественного.

Во-первых, многие их родственники и современники — рептилии, пресмыкающиеся — сохранились. Во-вторых, вымирали динозавры, как мы знаем, многие миллионы лет. В-третьих, самые крупные животные за всю геологическую историю не они, а представители млекопитающих. Это — ныне здравствующий синий кит, а на суше вымерший безрогий носорог индрикотерий. Да и по разнообразию теплокровные животные, пожалуй, превосходят динозавров.

Вымершие виды исчисляются миллионами, но о многих из них мы так и не узнаем: их следы затерялись на страницах каменной летописи. И всегда одновременно с этим или чуть позже происходило создание новых видов. Они обычно были более сложными и совершенными, чем прежние.

Но вот на Земле стал господствовать человек. И произошло нечто небывалое: тысячи видов вымерли, еще больше находятся на грани исчезновения. Ни одного нового вида не появилось. Взамен неимоверно расплодились прежде невиданные неживые существа — наземные и подземные, надводные и подводные, летающие и взмывающие в космос. Это — технические системы, машины и механизмы, аппараты и роботы.

То, что человек считает для себя выгодным и полезным, сохраняется, а все остальное им уничтожается целенаправленно или невольно.

Например, в средневековой Европе все меньше становилось крупных рогатых животных — туров, предков нашего крупного рогатого скота. Они считались ценным охотничьим трофеем, на них охотились князья (об этом писал Владимир Мономах). Ископаемые остатки туров находят в Северной Африке, на Ближнем Востоке и в Азии — до Байкала.

В европейских пещерах сохранились рисунки людей каменного века, изображающие туров. В конце Средневековья, в XVI веке эти животные остались только в Польше и Белоруссии. Близ Варшавы польские короли устроили заповедник, где охраняли и подкармливали туров, но их поголовье снижалось, к 1599 году осталось только 24 животных, а в 1627-м пал последний тур.

Люди не хотели уничтожить навсегда этих замечательных копытных. Но чем больше становилось освоенных территорий, тем меньше было места для обитания крупных диких млекопитающих, которые (начиная от мамонтов и кончая турами, бизонами и зубрами) вымерли. Сравнительно долго продержались тарпаны — дикие лошади. Они жили в южнорусских степях еще в XIX веке. На восточной окраине Крымского полуострова есть заброшенный поселок Тарпанчи. А в начале XX века от тарпанов осталось только название, нарисованные «портреты» и скелеты в музеях.

Подобных примеров техногенного (искусственного) вымирания крупных животных немало. Однако биологи-эволюционисты, начиная с Дарвина (в отличие от его предшественника Ламарка), обращают внимание на искусственный отбор, упуская из вида «искусственное» вымирание. И неудивительно. Люди преуспели и в разведении и выведении новых пород собак и кошек, овец и коров, голубей и кур и т. п., а также «окультуренных» сортов растений. Хотя ни одного нового биологического вида так и не создано — только разновидности имеющихся в природе.

Происходит техногенное обогащение природы — акклиматизация животных и растений. И если завоз кроликов в Австралию обернулся местной экологической катастрофой, то имеется немало и положительных примеров. Так, на Новой Зеландии прижились 34 вида млекопитающих и много птиц, завезенных колонистами. На острове Ньюфаундленд в 1878 году поселили пару американских лосей, а через четверть века — еще две пары. Теперь на острове десятки тысяч лосей, из них несколько тысяч ежегодно добывается.

В XIX веке на юге Украины экзотических зверей и птиц успешно разводил крупный помещик Ф.Э. Фальц-Фейн в заповеднике Аскания-Нова. При советской власти были успешно акклиматизированы ондатра, бобер, нутрия американская, соболь, норка, енот-полоскун, а также благородный олень, сайгак, джейран. Очень полезным оказалось разведение и охрана хищных птиц — и для сохранения урожая, и для восстановления лесов.

Но все это — незначительная или даже ничтожная малость в сравнении с масштабами уничтожения живых организмов людьми, техногенным вымиранием видов.

Странно, что сторонники сомнительных глобальных катастроф, вызванных падением крупных небесных тел, не обращают внимания на то, что происходит на их глазах безо всяких космических агентов. Для массового вымирания в рекордно короткие сроки множества видов животных и растений было достаточно появления всего лишь одного-единственного вида гоминид.

Человек с помощью огня и техники необычайно быстро стал подавлять и уничтожать множество других обитателей планеты, не создав ни одного нового вида. А в давние времена и вымирание происходило значительно медленней, и появлялось немало новых живых организмов.

В биосфере действовал суровый закон: экосистемы, достигшие относительного совершенства и процветающие в определенных условиях среды, наиболее уязвимы в период ее изменений. Они уподобляются механизму с тщательно выверенными и надежно пригнанными деталями. Они слишком инертны, не успевают или не способны приспособиться к изменившейся обстановке. Утрата одного лишь звена такой системы может обрушить всю экологическую пирамиду. И тогда множество видов, входивших в нее, обречены на вымирание.

(Не правда ли, есть определенная аналогия с крушением цивилизаций, а также финансовых пирамид, в особенности теперь, в период глобального финансово-экономического и экологического кризиса.)

...В 1925 году в СССР была издана книга академика М.В. Павловой «Причины вымирания животных в прошедшие геологические эпохи». В ней Мария Васильевна, палеонтолог, обосновала основные причины вымирания. Слишком большая специализация органов или их упрощение (редукция). Это губит животных при значительных изменениях природной среды.

Академик А.П. Павлов, выдающийся геолог (муж М.В. Павловой) сделал такой вывод: «Процесс вымирания больших групп организмов в разные геологические эпохи не может быть сведен к какой-нибудь одной общей причине. Происходило сложное взаимодействие разных факторов, то более, то менее могучих, действовавших в разных комбинациях».