Потепление и оледенение

Можно ли вылечить лихорадку глобальной системы атмосферной циркуляции? На первый взгляд, наиболее надежные мероприятия нельзя осуществить в обозримом будущем. Ведь надо навести порядок в биосфере: восстановить лесные массивы, рационально организовать поверхностный и подземный сток, превратить пустыни и полупустыни в саванны (какими большинство из них были несколько тысячелетий назад).

Для борьбы с глобальным потеплением предлагается сократить техногенные выбросы углекислого газа. Но для этого необходимо либо значительно сокращать промышленное производство (что сейчас отчасти происходит стихийно в связи с кризисом), либо его модернизировать. И то и другое чревато большими издержками. К тому же на ближайшие десятилетия, судя по прогнозам, это не даст заметного положительного эффекта.

Глобальное техногенное потепление, вопреки расхожему мнению, вызвано не столько деятельностью промышленных предприятий, сколько многими другими факторами. Вот некоторые из них: миллиард автомобилей и других машин, использующих энергию органических соединений; химизация сельского хозяйства; грандиозные лесные пожары при общем сокращении лесов; выделение целого комплекса парниковых газов (в частности, метана) при деградации вечной мерзлоты, болот; мегаполисы, излучающие тепловую энергию...

Сокращение выбросов углекислого газа промышленностью существенно не повлияет на глобальное потепление. Необходим комплекс мер, чтобы привести биосферу в «первобытное состояние». Сделать это в ближайшем будущем невозможно. И все-таки основания для оптимизма имеются, но о них — чуть позже.

Вызывает сомнения сама суть прогнозов на дальнейшее глобальное потепление. Они исходят из того, что наблюдаемый за последние десятилетия процесс продолжится в том же направлении с небольшим ускорением. Но так он может идти до определенного периода, после чего произойдут резкие и радикальные изменения.

Нельзя исключить даже возможность нового оледенения!

Нет, это не шутка и не желание потрясти публику парадоксом.

Обратим внимание на то, что в Северном полушарии вокруг полярного океана сгрудились гигантская Евразия, Северная Америка. Здесь же Гренландия, крупнейший остров планеты. Он находится под мощным ледовым покровом. Почему?

Ответ очевиден: остров горист, расположен в арктической зоне (хотя его южная окраина находится на широте Петербурга). Его омывает теплое течение Гольфстрим, поставляющее атмосферную влагу («пищу») ледникам. В центре Гренландии отмечены одни из самых низких температур Северного полушария. Это понятно: лед и снег отражают солнечные лучи.

Другой полюс холода Северного полушария (северо-восточная Сибирь) находится в зоне тайги. Ледников здесь нет. Почему? Из-за резко континентального климата: слишком мало осадков (существует только подземное оледенение, вечная или многолетняя мерзлота), да крупные наледи-перелетки — порожденные выходящими на северных горных склонах подземными водами. (Признаться, великолепная это картина: белые, искристые на солнце языки льда среди зеленого распадка, где можно лакомиться ягодами малины, княженики.)

Итак, покровные ледники в Центральной и Северо-Восточной Сибири за последние тысячелетия не образуются. Но теперь ситуация меняется. Сошлюсь на тот же фолиант «Изменение климата, 2001». Там сделан вывод: «Вполне вероятно, что уровень осадков увеличится в регионах, расположенных в высоких широтах, как в летнее, так и в зимнее время».

Для образования покровных ледников, как мы уже говорили, помимо длительных низких температур, горных гряд и нагорий совершенно необходимо значительное количество осадков, в особенности мощные снегопады поздней осенью и ранней весной. Тогда из-за обилия снега продлятся холода. (Вспомните: «Солнце на лето — зима на мороз»). На склонах гор и холмов крупные скопления снега и льда смогут продержаться все лето. Если влага будет поступать в значительном количестве, ледники поползут с гор, заливая низменности.

Итак, на севере Евразии и Америки могут возникнуть ледники, хотя в то же время южные регионы будут страдать от жары и засух. Таковы крайние результаты усиливающейся лихорадки погоды и климата.

Почему этого не предусмотрели авторитетные климатологи? Они под впечатлением мифа о страшных последствиях глобального потепления не учитывают того, что не оно, а возрастающая контрастность погоды и климата в пространстве и времени — реальная угроза климатического коллапса.

Для современной цивилизации глобальное потепление опасно в более или менее далекой перспективе, через несколько десятилетий. А дестабилизация атмосферных процессов, контрасты погоды, усиление природных стихий — реальность наших дней, вызывающая целый ряд негативных последствий не только для экономики, но и здоровью населения, каждого из нас.

На примере гибели Аральского моря — грандиозной экологической катастрофы — наглядно видно, что техническая цивилизация способна чрезвычайно быстро превратить в пустыню колоссальные территории. В результате истощаются поверхностные и подземные воды верхних горизонтов, возникают условия для усиления погодных и климатических аномалий на обширных пространствах.

Авторитетные климатологи утверждают, что только в конце XX века техногенез стал воздействовать на климат. Вот заключение Межправительственной группы экспертов: «Совершенно очевидно, что климатическая система Земли изменялась после доиндустриальной эпохи как на глобальном, так и на региональном уровнях, причем некоторые из этих изменений следует отнести за счет антропогенной деятельности... В настоящее время есть новые и более надежные данные, свидетельствующие о том, что наблюдающееся в течение последних 50 лет потепление большей частью обусловлено деятельностью человека».

Ученые анализируют изменения климата, не учитывая грандиозных преобразований земной поверхности, вызванных техногенезом (выжигание растительности, истребление лесов, скотоводство, земледелие, изменение почвенного покрова, природных вод). Но именно в результате таких перестроек за последние тысячи лет возникли пустыни и полупустыни Сахары, Месопотамии, Средней Азии, бассейна реки Инд со своим специфическим комплексом природных условий — от животного мира до климата. Нет веских оснований придумывать ка-кие-то естественные причины для объяснения опустынивания огромных территорий.

Да и само понятие всепланетного климата не отражает природной реальности. Для каких-нибудь теоретических построений такая абстракция полезна, имеет определенный научный смысл. Но она вводит в заблуждение, отвлекает от действительных процессов, происходящих и происходивших на планете, а не в ее упрощенных моделях. Ее надо учитывать, не считая главным показателем.

Итак, уважаемые специалисты преувеличенно большое значение придают парниковым техногенным газам и среднему по планете медленному потеплению, недооценивая грозную лихорадку погоды и климата, результаты преобразования ландшафтов, воздействия на климат мегаполисов, промышленных и сельскохозяйственных территорий, опустыненных земель, техногенных пленок и мусора на поверхности морей и океанов, деградации почв.

Компьютерные модели климата приводят порой к любопытным и поучительным результатам. Английские ученые сделали прогноз изменений природных условий Сахары при условии, что треть территории пустыни будет покрыта лесами. Ответ: здесь повысится увлажненность, появятся реки, болота.

Как тут не вспомнить, что несколько тысячелетий назад в нынешней пустынной Сахаре обитали слоны, крокодилы, бегемоты!