Социально-экономическая мифология

Эта мифология наносит огромный урон обществу, личности, биосфере. Для большинства жителей социалистических стран, угодивших в нынешний «буржуазный рай», бесспорные доказательства предоставлены неопровержимыми фактами личной и общественной жизни.

Однако мифы подчас привлекательней, а потому въедливей, живучей, чем уроки суровой действительности. Одни не желают признавать, что одурачены, другие — надеются на будущее, а многие подобны героям стихотворения Н. Заболоцкого «Птичий двор»:

Вечный гам и вечный топот,

Вечно глупый, важный вид,

Им, как видно, жизни опыт

Ни о чем не говорит.

Их сердца послушно бьются

По желанию людей,

И в душе не отдаются

Крики вольных лебедей.

До сих пор, после четырех пятилеток активного строительства капитализма с разрушительными последствиями, многие люди недоумевают: может быть, все дело в отдельных недостатках отдельных чиновников? Или виновато проклятое наследие тоталитаризма?!

Однако наследие от СССР досталось настолько богатое, что до сих пор его расхищают и все еще кое-что остается. Минеральные ресурсы, на которых зиждется наша экономика, разведаны и начали эксплуатироваться при социализме. Наиболее квалифицированные специалисты во всех отраслях обучались в советских вузах и оказались востребованы в развитых державах мира.

На чиновников тоже жаловаться не приходится. Они действуют в полном соответствии с установленными порядками, восприняв новые законы и новых властителей: вместо трудящихся — бизнесмены, торговцы, финансисты. Свершилось то, к чему стремились и те, кто в результате выгадал, и многие из обнищавших, лишенных ныне достойной работы.

Для умножения капиталов верное средство — убедить людей добровольно отдавать свои сбережения ради получения прибыли. Такие методы были успешно использованы еще на заре капитализма, в XVIII веке, шотландцем Джоном Ло во Франции, а затем и многими другими поборниками финансовых афер. Однако подобный исторический урок — не впрок гражданам, жаждущим наживы. Как поется в детской песенке: «Какое небо голубое! Мы не сторонники разбоя. На дурака не нужен нож, ему с три короба наврешь и делай с ним, что хошь!»

Мифы о великих благах буржуазной демократии, частной собственности, свободного рынка многократно разоблачали еще в XIX веке социологи, экономисты, философы, писатели. Тщетно! Кризисы и депрессии первой половины XX столетия, вроде бы, отрезвили немалую часть трудящихся. Победы социализма в СССР были учтены правящими слоями и специалистами развитых капиталистических держав. Они дали поблажку трудящимся и переняли некоторые достоинства социалистической системы.

Американский историк и по совместительству миллионер Артур М. Шлезингер-младший в книге «Циклы американской экономики» (1987) убедительно показал коренное противоречие между тем, что на Западе провозглашают демократией, и реальным общественным укладом. По его словам, капиталистические ценности — неприкосновенность частной собственности, культ сверхприбыли и свободного рынка, выживание сильнейшего и предприимчивого, тогда как подлинно демократические — равенство, свобода, социальная ответственность, всеобщее благосостояние.

Что предпочтительней? Частная собственность предполагает господство личных интересов над общественными; погоня за прибылью превращает человека и природу в средство обогащения; стихия рынка утверждает владычество торговцев над трудящимися; выживание сильнейшего — торжество эгоизма и эксплуатации «слабейших». Все это вполне отвечает требованиям техносферы к «человейнику».

СМРАП в РФ твердят, что капиталистические ценности являются самыми прогрессивными. Их упорно насаждают у нас 2 десятилетия с разрушительными результатами (социальными, экономическими, интеллектуальными, нравственными, экологическими). Упования на благие намерения олигархов не оправдываются нигде и никогда.

Хорошо осведомленный на этот счет А. Шлезингер пишет: «Миф о том, что своим развитием Америка обязана неограниченной свободе частного предпринимательства, оказался на редкость живучим. Этот миф одновременно и льстит самолюбию бизнесменов, и служит их интересам. Он оставался главным символом делового мира, лейтмотивом пропаганды монополий». И еще: «Механизм саморегулирования рыночного хозяйства, если он и существует, обходится слишком дорого и в экономическом, и в политическом, и в социальном плане».

Высказывание пусть даже авторитетного специалиста — еще не доказательство. Но Шлезингер привел факты, подтверждающие данный тезис. Здраво рассуждая, и без того нетрудно прийти к выводу: мировой или общегосударственный рынок, связанный с производством, наукой и техникой, проектированием и созданием предприятий, организацией народного хозяйства, учетом демографической ситуации и внешнеполитических факторов, не может оперативно и рационально самоорганизоваться стихийно, подобно восточному базару.

Но почему же в числе процветающих государств находятся именно капиталистические? Наиболее убедительный ответ начинается с вопроса: а почему большинство капиталистических стран относятся к числу наименее развитых, с бедствующим населением?

Об этом, словно спохватившись, напомнил не кто иной, как яростный реформатор и противник народной демократии Е. Гайдар: «Несомненная правда, что большинство стран с рыночной, капиталистической экономикой пребывает в жалком состоянии, застойной бедности. Они куда беднее, чем Россия, лишь вступающая на рыночный путь».

Вот и наша страна достигла уровня тех, кто обречен на застойную бедность (естественно, не считая всяких олигархов и их прислужников).

Почему же для одних государств капитализм несет прогресс, а для других — наоборот? Может, все дело в загадочной пассионарности народов? У одних она обильная и могучая, а у других скудная и хилая, вот и все!

Нелепость такого взгляда опровергает судьба России — СССР, превращенной в РФ. Наша страна при жизни одного поколения (то есть без генетических, биохимических и прочих изменений), перейдя от социализма в капитализм, потеряла значительную часть территорий и акваторий, почти половину населения, утратила свой мощный научно-технический и промышленный потенциал и вообще деградировала. Значит, произошла смена высокой организации на низкую, что в любых системах (биологических, экологических, социальных) соответствует регрессу.

Даже при грандиозных масштабах этого явления оно может показаться локальным, местным. Хочется надеяться на какие-то глобальные процессы, позволяющие смотреть на будущее с оптимизмом.

Увы, вся техническая цивилизация находится в решительном противоречии со средой жизни, биосферой. На этом фоне регресс РФ-СССР выглядит закономерно. Капитализм победил социалистическую систему еще и потому, что он в наибольшей степени соответствует техносфере, ибо ориентирован на максимальное потребление материальных ценностей. Это помогает ему развиваться и крепнуть (до поры, до времени). Такова объективная реальность. Ее не могут или не желают понять и учесть ни правящие группы, ни работающие на них интеллектуалы.

Возможно, кому-то припомнится утверждение политиков и политологов, что, несмотря на некоторые недостатки, сокрушен оплот тоталитаризма, подавлявший свободу личности!

Тут есть о чем задуматься.

Страна отказалась от «проклятой» административно-командной системы, от жесткой однопартийной диктатуры, господства марксистско-ленинской идеологии, давления на православную церковь и атеистической монополии, ограничения частной собственности и конкуренции. Чего еще надо для интеллектуального, духовного, экономического подъема?!

Но у нас уничтожен, например, массовый читатель интеллектуальной литературы. Говорят, таков закон рынка: нет спроса, нет и предложения. Однако четверть века назад именно такие сочинения раскупались в огромном количестве. Классиков литературы издавали миллионными тиражами. Даже мои не слишком занимательные книги имели спрос у сотен тысяч читателей. А брошюра о Туринской плащанице разошлась в количестве 2 миллионов. Ничего подобного в наше время невозможно, хотя церковные службы с участием руководителей государства транслируются на всю страну.

Можно возразить: людям предоставлена свобода. Они выбирают то, что им по душе. При тоталитарном строе партийные идеологи навязывали им то, что считали нужным.

Опять несуразица! Противники плюрализма и демократии, запрещая или урезая произведения некоторых авторов, широко распространяли книги классиков художественной литературы и просветительские. Настало время плюрализма и демократии, и к подобным творениям интерес пропал. При нынешних ценах на книжном рынке просвещенный читатель оказался слишком бедным, а богатым такая продукция и даром не нужна.

Что же за общество построили? Преимущества и привилегии имеют те, кому выгодно насаждать пошлость, глупость, мракобесие, бескультурье. С другой стороны, разве не таков свободный выбор большинства? Разве не предоставлена возможность читателю самому решать, что приобрести?

Да, теоретически (демагогически) такая возможность существует. Но воспользоваться ею способны лишь немногие.

Главный виновник — экономический и идеологический тоталитаризм. Он восторжествовал у нас в еще более уродливой форме, чем на Западе. И дело не в том, будто наш народ не умеет распорядиться предоставленной свободой. Он попал в унизительную и безнадежную кабалу. Никогда еще он не находился в таком позорнейшем рабстве. Оттого и деградирует духовно, вымирая физически.

Осуществилась тоталитарная буржуазная демократия, несравненно более страшная для духовной культуры и человеческой личности, чем любая другая, включая фашистскую. Последнюю удалось победить прежде всего усилиями СССР. Однако он сам был подавлен и уничтожен в результате чудовищного напора тоталитарной демократии.

В чем ее основные особенности? Одну из них подчеркнул в 1923 году Н.А. Бердяев: «В демократическом принципе нет никаких гарантий того, что осуществление его не понизит качественный уровень человеческой жизни и не истребит величайшие ценности. В отвлеченной идее демократии есть величайшее презрение к качествам человека и народа, к их духовному уровню. Эта идея хотела бы отвлечь внимание от содержания человеческой жизни и цели жизни и направить его целиком на формы волеизъявления... Вы поверили в демократию потому, что вы потеряли веру в правду и истину».

Приведенная мысль полностью подтвердилась. Цивилизация подавляет культуру, техника — научно-философ-скую мысль, материальные ценности безраздельно главенствуют над духовными.

Демократический тоталитаризм отчасти — следствие самой процедуры выборов. Решающее слово остается за массовой посредственностью. А она предпочитает себе подобных. Так складывается культ безликости, бездарности, в отличие от культа незаурядных сильных личностей в героические эпохи. Буржуазная демократия Запада причинила несравненно больше бед и страданий иракскому народу, чем режим Хусейна! Не освобождение, а разруху и порабощение принесла она. Делается это под дымовой идеологической завесой СМРАП для обладания нефтяными ресурсами страны, ради наживы.

Россия избежала такой участи благодаря оставшемуся от СССР ракетно-ядерному потенциалу. Наши интеллектуальные и природные богатства Запад употребляет с огромной пользой для себя и, естественно, за счет истощения нашей родины.