Цена экономических мифов

В конце прошлого века был найден неопубликованный роман Жюля Верна «Париж в XX веке». Он интересен не только техническими прозрениями, но убеждением: гибельна для культуры и человеческой личности цивилизация, нацеленная на удовлетворение постоянно растущих материальных потребностей власть имущих.

Жюль Верн воспринимался сотнями миллионов читателей как певец и пророк достижений интеллекта и труда. Теперь он предстал проницательным мыслителем, понимавшим те беды научного прогресса, которые неизбежны, когда люди забывают о высоких идеалах добра, любви, красоты, справедливости.

Другой фантаст — Герберт Уэллс точно предсказал начало использования атомной энергии. В романе «Освобожденный мир» (1913) он писал: «В 1953 году первая... машина ввела индуктированную радиоактивность в сферу промышленного производства, и первое всеобщее применение ее выразилось в замене ею паровой машины на электрических генераторных станциях». Он же первым упомянул об «атомической бомбе» и описал последствия атомных взрывов, уничтоживших мирные города. Это будет, предполагал Уэллс, «продолжительный пылающий взрыв», после которого обширные пространства «усеяны радиоактивными веществами и являются центрами опасных лучеиспусканий».

Люди с образным художественным мышлением, не забывающие о нравственных ценностях, оказались более проницательными в своих прогнозах, чем исследователи, опирающиеся на сугубо научные данные. Потому что жизнь людей определятся не столько научно-техническими достижениями, сколько привычками, традициями, верой, эмоциями, предрассудками. Писатели стремятся осмыслить духовную жизнь общества, рассматривая его как целое, а ученые анализируют отдельные элементы (энергетику, транспорт, материалы, продовольствие, средства связи и т.д.).

Среди ученых и широких масс распространилась вера в науку. Но работают в этой сфере не только искатели истины, энтузиасты познания, смело вторгающиеся в Неведомое. Таких — единицы. Преобладают и делают карьеру работающие по заказу богатых фирм, организаций. Ученый, служащий бизнесу или начальству, фундаментальных открытий не сделает.

Более тридцати лет назад польский писатель-фантаст и философ С. Лем в книге «Сумма технологий» обосновывал мысль о том, что противостоять технике может только более совершенная техника. Однако, несмотря на постоянные технические усовершенствования, ситуация в мире с тех пор не изменилась к лучшему.

Некоторые мыслители полагают, что нынешнее кризисное состояние цивилизации — залог скорых радикальных перемен. Для этого, по мнению американского футуролога Э. Тоффлера, имеются все основания:

«Обстоятельства в разных странах различны, но никогда в истории не было так много достаточно образованных людей, сообща вооруженных столь невероятным спектром знаний. Никогда не было такого уровня изобилия, может, ненадежного, но достаточного, чтобы дать столь многим время и энергию для гражданских забот и действий. Никогда столь многие не имели возможности путешествовать, общаться и изучать другие культуры. Кроме того, никогда столь многие не имели такие гарантии, что необходимые перемены, хотя и глубокие, пройдут мирно».

Вроде бы, перспективы отличные! Хотя на каждый довод Тоффлера невольно приводишь возражения. Да, образованных множество, но у них слишком узкая специализация, и органичного синтеза знаний не получается. Да, есть процветающие социальные группы во множестве стран, но вдесятеро больше бедствующих, а наиболее богатые обычно — и самые худшие из представителей рода человеческого. Да, туристов предостаточно, но ведь оттого, что побываешь в разных странах, еще не станешь умней, культурней, порядочней. Разнообразие культур резко уменьшается из-за напора агрессивного американизма и оболванивающей антикультуры.

Период мирного сосуществования завершился с уничтожением СССР: вскоре была развязана война в Югославии, затем — в Ираке.

Тот же Э. Тоффлер признал: «Мы фактически переживаем не просто разрушение техносферы (он путает техносферу с биосферой. — Р.Б.), но также распад ее психосферы.

...Увеличивается число подростковых самоубийств, ошеломляюще высок уровень алкоголизма, широко распространены психические депрессии, вандализм и преступность. В Соединенных Штатах пункты первой помощи переполнены наркоманами, употребляющими марихуану, амфетамин, кокаин, героин, не говоря уж о людях с «нервными расстройствами»...

Каждый день жизни — это ходьба по лезвию ножа. Нервы напряжены до предела, и драки, и выстрелы в подземках или очередях на бензоколонках едва сдерживаются. Миллионы людей устали от насилия.

Более того, на них постоянно наступает все увеличивающаяся армия взвинченных, странных личностей, недоумков, чудиков и психов, чье антисоциальное поведение средства массовой информации часто окружают романтическим ореолом...

Тем временем миллионы людей занимаются поисками своей идентичности (самих себя) или какого-то магического средства, которое помогло бы им вновь обрести свою личность, мгновенно дало бы ощущение близости или экстаза, привело бы их к более «высокому» состоянию сознания».

Это написано двадцать лет назад на примере США и полностью соответствует ситуации в России, отрешившейся от социализма ради обретения (некоторыми) «американской мечты». Противостоит этому прежде всего Китайская Народная Республика, продолжающая наращивать свой экономический, интеллектуальный и духовный потенциал, хотя и у нее могут возникнуть немалые трудности в связи с вхождением в мировую капиталистическую систему.

Современный глобальный кризис показывает коренные дефекты этой системы, исправить которые невозможно косметическими мероприятиями. Она по сути своей антигуманна и антиприродна. Она и антинаучна, несмотря на то, что в ее оправдание написано множество трактатов, в частности, нобелевских лауреатов, таких как Ф. Хайек, М. Фридмен, С. Кузнец.

Молодой российский математик и экономист С.А. Егишянц в своей книге «Тупики глобализации. Торжество прогресса или игры сатанистов?» (2004) главу, посвященную этим ученым и их сторонникам, назвал «Парад шарлатанов». Такое отношение к авторитетным специалистам могло бы вызвать негодование, если бы не одно обстоятельство. В этой книге на основе анализа Великой депрессии 1930-х годов и динамики финансово-экономических и социальных процессов в ведущих капиталистических державах в XX веке обоснован вывод о неизбежности глобального кризиса. Он начался через четыре года после этого прогноза.

Подчеркиваю: данный прогноз обоснован не только на словах, но и на графиках, статистических показателях. Идеи упомянутых «экономических шарлатанов» Егишянц оценивает сурово: «Здесь нет науки — то есть вообще нет... Монетаризм не выдерживает строгого анализа, хотя это не мешает его адептам фанатично придерживаться своих исходных принципов. Принципы эти просты: свободный рынок — их бог, которому они поклоняются без рассуждения...

Возникает резонный вопрос: а почему в таком случае эти бредни столь популярны в мире? Почему их авторам дают Нобелевские премии и назначают советниками высоких персон? Разве не очевидны те эвересты глупости, которые они нагромоздили в своих трудах?.. Гримаса бытия: фанатичные апологеты свободного рынка рассматривают культурные и информационные продукты в качестве такого же товара, как колбаса; так что они подлежат обычной купле и продаже — ну вот идеи их самих и скупили на корню.

Нашлись люди, которым идейная основа монетаризма показалась крайне симпатичной и идеально подходящей для реализации своих сугубо практических планов. Так появились Нобелевские премии, так появился безумный поток агрессивной навязчивой рекламы, так в конце концов эти антинаучные бредни стали ассоциироваться с последним словом науки. Кто же эти покупатели — и каковы их планы?.. Это люди, которые захотели установить неолиберальные порядки в экономике своих стран, то есть максимально дерегулировать рынок, ослабить государство и обезличить человека. А потом распространить на весь окружающий мир этот порядок — этот новый мировой порядок».

Вот и это предположение, вроде бы, оправдывается. Вряд ли случайно на фоне нынешнего глобального кризиса раздаются голоса о необходимости мирового правительства. То есть не тайного и отчасти стихийного, как было до сих пор, а явного, официального. Но это не означает, будто кризис был организован сознательно кланом ГВ и их советниками. Он вызван объективными причинами, зрел постоянно и стал неизбежен с тех пор, когда доллар признали глобальной валютой, а США принялись наращивать эту денежную массу, не подтвержденную никакой реальной продукцией.

Мировая финансово-экономическая система превратилась в мир виртуальных, мнимых ценностей. Ситуацию усугубила «жизнь в кредит» десятков миллионов семей, создание «финансовых пирамид», резко возросшая разница в доходах олигархов и зарплаты трудящихся...

Впрочем, не станем углубляться в эту тему. Ограничимся тем, что учтем: предвидеть глобальный кризис не представляло большого труда. Это смогли сделать не имеющие высоких научных званий и наград отдельные авторы. То ли признанные мировым научным сообществом авторитетные специалисты со всеми их теориями действительно «шарлатаны», то ли они без зазрения совести перешли в услужение имущим власть и капиталы, то ли вообще с популярными экономическими концепциями нашего времени дела обстоят плачевно. Или действуют все три фактора?

Цена экономических мифов — современное состояние мировой финансово-экономической системы, которая, добавим, неотделима от социально-политических отношений и определяется особенностями техносферы.

...Сто лет назад замечательный человек и мыслитель Альберт Швейцер в труде «Культура и этика» проницательно подметил духовную пагубу, которую несет с собой цивилизация, основанная на буржуазных ценностях и власти капитала. Вот сжатый пересказ его выводов.

Пропаганда заняла место правды. Историю превратили в культ лжи. Человек стал искать развлечений, а не познания и развития.

Рост материального благосостояния сопровождается духовным обнищанием. Личность и идеи подпали под власть организаций, вместо того, чтобы поддерживать в них живое начало. Сверхорганизованность общественной жизни превращает современного человека в несвободное, несамостоятельное, бездумное, негуманное существо.

Даже наука стала отделяться от мышления, от высоких духовных ценностей, превращаясь в отрасль производства, где господствует узкая специализация и узость мировоззрения.

Так утверждал Альберт Швейцер. Время подтвердило его правоту. Все, о чем он писал, только усугублялось, особенно во второй половине XX века и начале нынешнего. Тогда как технический прогресс наращивает темп, ускоренно деградирует земная природа, культура, человеческая личность.