Заключение

Лишь два пути раскрыты для существ,

Застигнутых в капканах равновесья:

Путь мятежа и путь приспособленья.

Мятеж — безумие; законы

Природы — неизменны. Но в борьбе

За правду невозможного Безумец —

Пресуществляет самого себя.

А приспособившийся замирает

На пройденной ступени...

Благоразумным:

«Возвратитесь в стадо!»

Мятежнику:

«Пересоздай себя!»

Максимилиан Волошин

Путь преодоления

Миф о неуклонном прогрессе природы, общества, науки, интеллекта, личности — одно из величайших заблуждений человечества. Его популярности способствовали успехи научной мысли, технические достижения, механистическое мировоззрение (не преодоленное до сих пор), основанное на «точных» формализованных знаниях.

Чем он опасен? Тешит самолюбие людей, укрепляя веру в собственное высокое положение на вершине достижений всех былых поколений. Создает иллюзию движения вперед и выше, к светлому прекрасному будущему, когда происходит нечто прямо противоположное.

Прогресс техники заметен даже за время жизни одного поколения. Организмам понадобились сотни миллионо-летий для того, чтобы возник мозг человека, способный к сложным логическим операциям. «Умным машинам» хватило на это трех столетий. О разнообразнейших технических системах и говорить нечего.

Однако неживые творения человека вытесняют с лица Земли животных и растения, разрушая биосферу. С позиций всепланетной области жизни это — явный и опасный регресс.

А что означает развитие науки? Увеличение числа ученых, научных дисциплин и публикаций, накопление знаний? По этим признакам прогрессия вырисовывается на соответствующих графиках наглядно. А как обстоят дела с осмыслением получаемых материалов, с пониманием природы, общества, человека?

За счет и ради чего осуществляется научно-техниче-ский прогресс? Лавинообразное увеличение числа научных публикаций — отрадное явление или признак информационного кризиса? Разумно ли считать прогрессом активизацию глобальной технической деятельности человечества, ведущую к экологической катастрофе? Стал ли современный человек более счастлив и свободен в сравнении с прошлыми поколениями?

...Когда общество на подъеме, с надеждой смотрит в будущее, ему близка идея прогресса. Ее подтверждают экономические успехи страны, улучшение благосостояния граждан, психология победителя. Когда в стране экономические и социальные неурядицы или она терпит поражение в войне, тогда прошлое предстает в розовом свете, а будущее выглядит смутным и сумрачным.

С помощью СМРАП можно все изменить, внедряя в сознание масс установки, выгодные имущим власть и капиталы. Люди привыкают существовать в «мире ином», создаваемом телевидением и радио, аудио- и видеоаппаратурой, компьютером. Легко деформируется расшатанное сознание современного человека.

Те, кого такая ситуация устраивает, утверждают: именно теперь в полной мере проявляются демократия открытого общества, возможности проявлять нетрадиционные наклонности... Но может быть, это — прогрессивная деградация?

Любознательным детям и взрослым преподносят достижения науки в виде сенсаций. Главная цель — хлестче ударить по нервам (темы всяческих катастроф), взбудоражить эмоции, усыпить рассудок, а не активизировать его. Создается иллюзия познания.

Калейдоскоп раздробленной, разнородной, постоянно меняющейся научно-технической информации — по типу справочников, энциклопедий, отдельных сообщений — отучает напряженно и последовательно мыслить, не формирует культуру мышления, а разрушает ее.

Популярная наука становится легковесной, предназначенной для праздного времяпровождения. Сложные проблемы опошляются. Снижается умственный уровень граждан, несмотря на потрясающие технические свершения, а то и благодаря им. Обилие электронного «мусора» загрязняет интеллектуальную среду.

В науке некоторые догмы, возведенные в ранг истин, подобны плотинам, пресекающим поток научной мысли. Надо преодолевать такие преграды во имя познания и, пожалуй, ради достойного будущего человечества.

Полвека назад, в период ядерного противостояния СССР и США, английский ученый и писатель Чарлз Сноу писал: «Очевидно, ученые в принципе ничем не отличаются от других людей. Во всяком случае, они не хуже их. Но некоторое отличие все-таки существует... Работа ученых имеет первостепенное значение для всего человечества. В моральном плане это обстоятельство кардинально изменило облик нашего времени. В плане социальном от него зависит, выживет человечество или погибнет».

Он преувеличил роль ученых в современном обществе. Но их огромная ответственность за судьбу цивилизации безусловна. Хотя, увы, они «ничем не отличаются от других людей». А когда творцы духовных ценностей воспринимают свою работу как средство зарабатывать деньги и почести, тогда скудеет научная мысль. Если искание истины вырождается в поиски благ и привилегий, теряются последние надежды преодолеть экологические, экономические, социально-политические, нравственные, научные кризисы.

Идея прогресса нанесла жестокий удар по фундаментальной науке. Она укореняет мнение, будто основные законы природы, общества, человеческой психики открыты; остается лишь уточнять и дополнять их. Во многих областях знания состоялись «закрытия», а поисками нетрадиционных идей занялись отдельные чудаки и отщепенцы.

* * *

Биосфера — творение природы. Техносфера — создание человека. Она воплощает и его достоинства, и недостатки, пороки, незнание. Быстро сменяющиеся поколения людей воспринимают ее как привычную среду обитания, а потому находятся в ее власти.

Цивилизация развивается и деградирует по законам техносферы. Они же воздействуют на духовный мир человека, перестраивая его на свой лад.

Можно говорить о кризисе современной науки и философии. Но ситуация трагичней. Мы переживаем кризис духовного бытия, находящегося в полной зависимости от материального быта. Кризис человека. Он превращается в существо, рабски зависимое от техники. Содействуют этому — в социальной сфере — общественные системы, основанные на власти денег, выгоды, буржуазных ценностей.

Переход на более высокий уровень развития требует затрат сил, информации, энергии. Проще и легче — путь приспособления.

Об угрозе глобального экологического кризиса и необходимости защиты природной среды говорят и пишут много, на разные лады. Собираются всемирные и местные симпозиумы, конференции, вводятся все более строгие экологические нормативы и санкции, заключаются международные соглашения. А ситуация на планете становится все более напряженной и безысходной.

Механическая цивилизация накладывает свою тяжелую печать на душу человека, на его интеллект. Печально сказывается это на познании природы. Расцвет физико-математических и технических наук сопровождается застоем, а то и деградацией естествознания.

Формируются вариации нового вида: homo technikus. Он наиболее приспособлен к механизму техносферы, а потому обречен на деградацию. Подобно ферменту, он усиливает деятельность техники, пользуется предоставляемым ею комфортом, ненасытно потребляет ее продукцию.

* * *

Взглянув на техносферу незамутненным взглядом, можно прийти в отчаяние. Всего лишь за сто лет созданы чудовищные стада механических «лошадей», «рыб», «птиц», обладающих колоссальной мощью и скоростью. Но сами-то люди разве стали благороднее, умнее, совестливей, честнее, талантливей?

Техника оказалась на грани фантастики. Но людям и природе Земли от этого не благо, а беда. Хотя ныне ученых, деятелей культуры в сотни раз больше, чем их было сто лет назад!

Средства массовой пропаганды запугивают замороченных землян природными катастрофами. В действительности происходит грандиозная и трагическая внутренняя техногенная катастрофа современной цивилизации. Деградирует духовный мир человека. И этот распад пострашнее радиоактивного и реальней ядерной войны.

Мы живем в мире, где воплощаются мрачные антиутопии под радостные или яростные вопли обалделых масс на стадионах и площадях, на дискотеках и при молчаливом согласии разобщенной и порабощенной СМРАП телетолпы.

Какой смысл существования человечества? Достойно ли оно бесценного дара жизни и разума?

Ученые и философы нашего времени избегают подобных «проклятых» вопросов бытия. А под обличьем «последнего слова науки» преподносят, восхваляют, пропагандируют сомнительные гипотезы, выдаваемые за истины.

* * *

Создана удушливая интеллектуальная среда, где творческая мысль чахнет и деградирует, порождая специфические убогие мифы.

Явление это не новое. Нечто подобное проявилось, например, столетие назад. Как писал историк В.О. Ключевский: «Научные истины мы превращали в догматы, научные авторитеты становились для нас фетишами, храм наук сделался для нас капищем научных суеверий и предрассудков».

Тогда удалось преодолеть эту беду. Но затем интеллектуальная болезнь вспыхнула с новой силой и укоренилась прочно. Ныне от ученого требуются не дерзания ума и крупные открытия, а знание своего ремесла, исполнительность и умение «делать деньги», приносить доход.

Узкая специализация плодит невежд с учеными степенями и званиями, не способных оценить уровень своего незнания. Даже специалист, обладающий обширными знаниями и незаурядной культурой мышления, вынужден подчиняться требованиям окружающей среды, служить государству или бизнесу. Второе — наиболее губительно для творчества.

Впору задуматься: не пора ли открыть новый революционный интернационал? На этот раз под лозунгом: «Пролетарии умственного труда, соединяйтесь!»

Преодоление научных мифов XX века — насущная необходимость. В сознании интеллектуалов они воспринимаются как отражение реальности, гармония природы — как господство хаоса, деградация цивилизации — как прогресс. Таким видится мир в кривом зеркале техносферы.

Сможем ли мы не только осознать это, но и встать на путь преодоления? Цена решения велика. «Быть или не быть — вот в чем вопрос».