История физиологии

Сведения о животном мире византийцы черпали из работы по естественной истории – так называемого «Физиолога», который пользовался огромной популярностью в Византии, о чем свидетельствует большое число дошедших до нас рукописей этого сборника.

Материал из него заимствовали многие византийские христианские писатели, особенно «отцы церкви», включавшие цитаты о животных из «Физиолога» в свои труды, прежде всего в «Шестодневы». Его использовали Ориген, Лактанций, Ефрем Сирин, Василий Великий, Григорий Нисский, Григорий Богослов, Амвросий Медиоланский, Иоанн Златоуст, Севериан Габальский, Августин Гиппонский, Феодорит Кипрский. Хорошо знали его и авторы VII века: Аэций Антиохийский, Георгий Писида, Анастасий Синаит. Епифаний Кипрский в своем знаменитом произведении «Панарион» сравнивал осуждаемые им ереси с разными хищными зверями и ядовитыми пресмыкающимися, упомянутыми в «Физиологе». В VII веке «Физиолог» был переведен на сирийский язык.

«Физиолог», плод коллективного творчества, по-видимому, был составлен в Александрии в эпоху, когда главное внимание уделялось не научному описанию представителей животного мира, а рассказам, содержащим баснословные сведения о них. Материал для религиозных и аллегорических толкований действительных и мнимых свойств животных авторы находили в книгах Ветхого и Нового Завета, а также Талмуда.

Сохранившийся до нас текст «Физиолога» состоит из 50 отдельных глав, в которых рассказывается о животных, птицах, насекомых, а также о минералах, об их особенностях и свойствах, которые сопоставляются с чертами характера человека и присущими людям добродетелями и пороками. Каждое животное представляет собой строго определенный тип человека, наделенный либо восхваляемыми церковью добродетелями, либо осуждаемыми пороками и грехами. Здесь же описаны такие легендарные животные, как феникс, василиск, горгона, единороги, кентавры, сирены, драконы.

Однако, несмотря на баснословный характер большей части сведений, составители «Физиолога» дали популярное истолкование христианского вероучения. Книга в занимательной форме излагала основы морали и главные догматы христианства и одновременно – соображения эллинских писателей. Представить себе эту одновременность историки не могут и разносят христиан и эллинов в весьма далеко отстоящие друг от друга столетия, причем получается, что христиане без эллинов никак не могли обойтись в трудах своих.

Описание животных встречается и в других христианских произведениях. Значительное место занимает оно в так называемых «Шестодневах». Основная цель составления «Бесед на Шестоднев» заключалась в изложении христианского учения о строении Вселенной и… опровержении физических теорий античности. Зачем было нужно опровергать антиков, если носителей античных учений уже не было в живых? Это все равно как если бы современный астроном, начиная доклад на астрономическом конгрессе, обругивал бы теоретиков «плоской Земли».

От раннего периода христианской Византии дошла масса «Шестодневов». Из них наибольшей известностью пользовались сочинения Василия Великого и Георгия Писиды, являвшиеся, как и другие аналогичные произведения, по сути дела, комментариями к Книге Бытия. Наряду с разработкой философско-богословских проблем они сообщают разнообразные сведения по естествознанию как реального, так и фантастического характера, приводят курьезные толкования и анекдотические истории.

Василий Великий рассказывает не только о Сотворении мира, о земле, водах, небесных светилах, но и описывает в седьмой гомилии пресмыкающихся, в восьмой – птиц, в девятой – сухопутных животных. Иногда он приводит верные и точные наблюдения и остроумные объяснения некоторым явлениям природы, дает классификацию рыб и пресмыкающихся. Однако чаще всего Василий Великий заполняет свою работу баснословными сообщениями. У него рассказано о священных гусях, спасших Рим; о сказочных птицах альконосте и фениксе; «малой рыбице» ехидне; о ките и дельфине, которые во время опасности прячут своих детенышей в живот, и т. п. Нередко он проводит аналогии между образом жизни представителей фауны и образом жизни человека, приписывая животным легендарные свойства, присущие людям, что дает ему повод для назиданий и морализации.

И Георгий Писида в поэме «Гексамерон», написанной ямбами, не только обсуждает богословские вопросы, но и дает описание растений и животных. Он повествует о девственном рождении потомства у коршуна и гусеницы шелкопряда, что, по его мнению, является убедительным аргументом в защиту тезиса о непорочном зачатии.

Нередко византийские авторы включали сведения о животном мире в свои исторические и географические произведения. Аммиан Марцеллин, совершивший путешествие в Египет, рассказывает о пассатах, дующих здесь, о тропических дождях, выпадающих в Эфиопии у истоков Нила, а также об обитающих в Африке животных: крокодиле, гиппопотаме, газелях, обезьянах, буйволах, птице-ибисе, о различных змеях.

Описанию животных южных и юго-восточных стран посвящена одна из глав книги «Церковной истории» Филосторгия, дошедшей до нас в сокращенном изложении патриарха Фотия. Сведения о животном мире Египта, Эфиопии, Аравии, Цейлона и Индии содержатся в «Христианской топографии» Косьмы Индикоплова.

Итак, дошедшие до нас памятники с описаниями животного мира Византии и соседних с ней областей довольно многочисленны и разнообразны. Это и специальные трактаты, в которых помещены практические советы по ведению хозяйства, и книги, в которых главное внимание сосредоточивается на описании загадочных явлений природы и приведено множество легендарных и фантастических подробностей.