Медицина Византии

Врачи Византии пользовали больных в храмовых асклепейонах и домашних лечебницах. Подготовка врачей проходила по типу ремесленного ученичества. Различались врачи домашние (у знати) и странствующие (обслуживали торговцев и ремесленников). Были и так называемые общественные врачи для безвозмездного лечения бедных граждан и проведения мер против эпидемий.

Тенденция к дифференциации знаний и разделению науки о здоровье на части нашла отражение в культах мифического врача Асклепия и его дочерей: Гигиеи, охранительницы здоровья (отсюда гигиена) и Панакии, покровительницы лечебного дела (отсюда панацея). Понятно, что это не могло быть первичным мифом одного немногочисленного племени; это широко распространившаяся в образовательных целях чья-то придумка, что опять выводит нас в Византийскую империю, во всяком случае, в ее грекоговорящую часть.

Первой медицинской школой считается Кротонская. Ее представитель Алкмеон из Кротона (юг Апеннинского полуострова) разработал учение о патогенезе болезней, основываясь на представлении об организме как единстве противоположностей: здоровье – гармония, болезнь – дисгармония тела, и о присущих ему свойствах. Принцип лечения в этой школе: «противоположное лечи противоположным» лег в основу терапевтических воззрений последующих медицинских школ, а учение о патогенезе получило развитие в Книдской школе (в Малой Азии). Здесь появился один из вариантов гуморального учения (от латинского humor – жидкость), согласно которому сущность болезней заключается в расстройстве правильного смешения жидкостей организма под влиянием той или иной внешней причины.

Гуморальное учение наиболее четко сформулировал Гиппократ, надолго определив направление развития медицины. Он выделил медицину как науку из натурфилософии, превратил наблюдение у постели больного в собственный врачебный метод исследования, указал на значение образа жизни и роли внешней среды в этиологии заболеваний, а своим учением об основных типах телосложения и темперамента у людей обосновал индивидуальный подход к диагностике и лечению больного.

Затем изучали строение и функции человеческого тела александрийские врачи Герофил, а позже Эрасистрат. Они привели первые экспериментальные доказательства, что мозг – орган мышления, и установили различия между чувствительными и двигательными нервами, описали оболочки, извилины и желудочки мозга и т. д.

Исключительное влияние на развитие медицины оказал древнеримский врач Гален, уроженец Пергама в Малой Азии. Как сообщают историки, он обобщил сведения по анатомии, физиологии, патологии, фармакологии, терапии, акушерству, гигиене, в каждую из этих отраслей медицины внес много нового и попытался построить научную систему врачебного искусства; впервые ввел вивисекционный эксперимент на животных с целью систематического изучения связей между строением и функциями органов и систем человеческого тела и показал, что знание анатомии и физиологии – научная основа диагностики, терапевтического и хирургического лечения и гигиенических мер. Наконец, он «обобщил представления античной медицины в виде единого учения, оказавшего большое влияние на развитие естествознания вплоть до XV–XVI веков».

Понятно, для обобщения чего-либо надо иметь что обобщать. По «римской» волне синусоиды Жабинского жизнь Галена приходится на XIV век, но мы уже говорили: византийская наука шла с опережением по сравнению с Европой, и нужна корректировка этого мнения Жабинского. Тем более что на труды Галена есть ссылки в работах, написанных раньше XIV века, ведь из-за телеологической направленности его учения (поиска целенаправленности явлений природы) оно в трансформированном виде (как галенизм) получило поддержку церкви и долго господствовало в медицине и Востока и Запада.

В области медицины, как и в зоологии и ботанике, в ранневизантийский период на первый план выдвигается практическая сторона дела. Трудно сказать, изучалось ли в медицинских школах Византии что-то из работ двух великих авторитетов – Гиппократа и Галена, но зато известно, что изучали приемы лечения, выработанные врачами-практиками. Медицина даже сейчас во многом остается эмпирической наукой. То есть было известно, что какое-то снадобье помогает от такой-то болезни, а почему – Бог весть. Надо просто запоминать и повторять имеющийся опыт лечения.

Неудивительно, что практика требовала перехода знаний от отца к сыну. Так, Александр Тралльский, один из крупнейших медиков Византии, воспринял навыки врачевания от отца, который занимался лечением жителей своего родного города Траллы.

Медицину изучали Василий Великий и Кесарий, брат Григория Богослова. В Константинопольском университете читали лекции по медицине приглашенный из Александрии Агапий, а в царствование Ираклия протоспафарий Феофил. Нередко медицину преподавали философы, что вызывалось слабой дифференциацией наук.

Обучали медицине и в Александрии, причем александрийская медицинская школа пользовалась огромной популярностью. Знаменитые византийские врачи: Оривасий, Кесарий, Иаков, Аэций из Амиды, Павел Эгинский, Гесихий, Асклепиодот, Палладий получили здесь образование, а выпускник Сергий Решайнский, как сообщают, перевел на сирийский язык ряд трактатов Галена и афоризмы Гиппократа. Арабы, захватив город, не закрыли медицинского училища, и оно продолжало работать до начала VIII века.

После завершения образования, сдачи экзаменов и предоставления соответствующих свидетельств лица, окончившие медицинские школы, могли получить государственные должности и звание старшего врача, архиатра. В большинстве своем они занимались частной практикой. Блестящую карьеру сделали ставшие императорскими врачами Оривасий (при Юлиане), Кесарий (при Иовиане и Валенте), Иаков (при Льве I), Аэций из Амиды (при Юстиниане I).

Некоторые из них прославились не только как лечащие врачи, но и как писатели, перу которых принадлежали популярные в Византии руководства по медицине.

Ряд медицинских трактатов оставил после себя уроженец Пергама, личный врач Юлиана, Оривасий. По поручению своего венценосного друга он подготовил не дошедшее до нас краткое изложение сочинений Галена, а также медицинскую энциклопедию. Этот труд, озаглавленный «Врачебное собрание», состоял из 70 книг, из которых до нас сохранилось только 27. «Врачебное собрание» пользовалось в Византии широкой известностью, а материал из него заимствовали многие авторы.

По просьбе своего сына Евстафия, тоже занимавшегося медициной, Оривасий, сократив этот обширный свод, создал пособие в девяти книгах для изучающих медицину, так называемый Синопсис. Также от этого автора до нас дошла работа «Общедоступные лекарства», в четырех книгах которой речь шла о лекарствах, изготовляемых в домашних условиях и используемых в отсутствие врача. Трактат был кратким извлечением из Синопсиса, предназначенным для людей, не имевших специального медицинского образования.

В VI веке появилась большая медицинская энциклопедия, состоявшая из 16 книг. Ее написал Аэций из Амиды. Полагают, что в ней были сведения из трудов Гиппократа, Галена, Оривасия, Дионисия и других античных медиков. Работа отличалась ясностью изложения и содержала данные, необходимые врачам-практикам.

Младшим современником Аэция был выдающийся врач своего времени Александр из Тралл (ок. 525–605), брат видного математика и знаменитого строителя храма св. Софии Анфимия. Им было написано несколько работ по медицине, в том числе сочинение по патологии и терапии внутренних болезней в 12 книгах, а также трактаты о глазных болезнях, лихорадке и др. Основной материал дала ему его собственная врачебная деятельность. Именно как врач-практик он иногда не соглашался с выводами Галена и даже пытался его критиковать. Главной задачей врача он считал профилактику.

Первой половиной VII века датирован ряд медицинских трактатов по анатомии и физиологии человека, приписываемых в манускриптах Феофилу, носящему, однако, разные прозвища: протоспафария, протоспафария и архиатра, монаха, философа. Исследователи полагают, что это одно лицо, а именно – врач, живший в царствование Ираклия. Анализ его сочинений показывает, что он был врачом-христианином. В своих произведениях, помимо Галена и Гиппократа, он неоднократно упоминает Бога-вседержителя, уповает на помощь Христа, приводит цитаты из Писания. Поскольку некоторые из его работ написаны в форме вопросов-ответов, то они, вероятно, были предназначены для обучения.

Учеником Феофила был Стефан Афинянин, которого идентифицируют со Стефаном Александрийским; переселившись из Александрии в Константинополь, он преподавал здесь, а также составлял толкования к трудам Гиппократа и Галена. Кроме того, ему принадлежит трактат о воздействии лекарств на больных лихорадкой.

Комментарий к произведениям Гиппократа и Галена был также составлен его современником Иоанном Александрийским, после захвата Александрии арабами оставшимся жить в ней. Своими работами он оказал значительное влияние на арабскую медицину.

Остался в Александрии и Павел Эгинский, знаменитый хирург и акушер, автор одного из лучших ранневизантийских руководств о болезнях и их лечении. Хотя его пособие полагают лишь сводом извлечений из античных работ, оно включало и сведения, полученные им самим в результате практической деятельности. Так, в разделе о хирургии Павел Эгинский делится собственным опытом. Труд его был переведен на латинский язык.

Помимо указанных трактатов, от этого периода до нас дошла масса текстов, в которых рассматриваются частные медицинские вопросы. Чаще всего это анонимные работы, однако некоторые принадлежат известным врачам: Палладию, Павлу Никейскому, Аарону и другим. Собственный опыт позволил им внести коррективы по ряду вопросов (симптоматика болезней, фармакология и т. д.).

Фригийскому монаху Мелетию, жившему при императорах-иконоборцах, принадлежит работа по анатомии, называемая в одних рукописях «О строении человека», в других – «О природе человека». При ее написании Мелетий имел в своем распоряжении труды Григория Нисского «О природе человека» и «Шестоднев» Василия Великого. Следуя за своими источниками, Мелетий уделяет больше внимания антропологическим и богословским вопросам, нежели медицинским. В отдельных кодексах Мелетию приписаны схолии к «Афоризмам» Гиппократа и трактаты «О душе» и «О началах».