Медицина поздней Византии

Византийские медики старались придерживаться в своей практике разработанных Гиппократом и Галеном теорий о наличии в живых организмах четырех элементов (сухого, влажного, холодного и горячего) и четырех жидкостей (крови, слизи, черной и желтой желчи). Следуя гуморальному учению, они считали, что причиной болезней является ненормальное смешение жидких сред в организме, а утрата одной из них ведет к смерти. Их медицинские трактаты, посвященные вопросам кровопускания, диагностике болезней по крови и моче, диетическим наставлениям, представляют собой соединение высказываний древних авторитетов с личным опытом. Иногда в них встречаются сведения о полезных и вредных насекомых, червях, пиявках и даже данные о стоимости животных продуктов, из которых готовят медикаменты. Чаще всего эти произведения анонимные, хотя некоторые несут имена видных врачей.

До нас дошел весьма интересный труд 2-й половины XIV века, принадлежащий перу практикующего врача. Эта своеобразная медицинская энциклопедия состоит из несколько разделов, в которых речь идет об общей гигиене, о гигиене беременной женщины и новорожденного, о гигиене питания, о различных видах внутренних и наружных болезней и о методах их лечения, о приготовлении лекарственных препаратов. Фармакологический отдел занимает в лечебнике преобладающее место. Автор, весьма сведущий в своей области человек, при составлении лечебника опирался на сочинения своих предшественников, но в работе встречаются и описания способов лечения отдельных видов заболеваний, которые применял он сам и которые давали не меньший эффект, чем методы его коллег.

В поздневизантийский период медицина рассматривалась как часть философии, включающей в себя и науку о природе, и науку о человеке. Иоанн Актуарий, один из самых замечательных медиков палеологовского времени, объясняя побудительные причины занятий медициной, ссылался на свою давнюю склонность к «естественной части философии». В результате он систематизировал медицинские знания своего времени, изложив материал точно и содержательно. Его труды оказались нагляднее, нужнее и полезнее для практикующего врача, чем труды Галена, на опыт которого он, как полагают, опирался. Актуарий исправил перевод на греческий сочинения Ибн Сины, которое использовал в одном из своих трактатов. «Древние и современные врачи греков и варваров» – вот кого называет он своими источниками.

Примечательно, что Актуарий был знатоком астрономии. В сочинении «О диагностике» он устанавливает критические дни болезни, связывая их с положением Луны и Солнца в зодиаке, с зависимостью органов человека от зодиака. Астроном Григорий Хиониад, принадлежавший к числу друзей Иоанна Актуария, также занимался медициной. Врачом был и другой астроном – Григорий Хрисококк.

Среди медиков этого периода большой известностью пользовался Никола Мирепс, получивший звание актуария еще при никейском дворе. Его собрание рецептов, написанное под влиянием знаменитой итальянской школы медиков в Салерно и переведенное на латинский язык в XIV веке, приобрело популярность не только в Византии, но и на Западе. На закате империи медицину в Константинополе преподавал Иоанн Аргиропул, изучавший медицину в Падуе. Известны имена Константина Мелитениота, Георгия Хониата, переводивших с персидского языка на греческий собрания рецептов. Медицина становилась международной.

В целом же история поздневизантийской медицины изучена крайне мало (что, заметим, удивительно, по сравнению с нашими знаниями о «древнегреческих» медиках). Рукописи XIV–XV веков содержат богатый материал, говорят историки, но он до сих пор остается малоизвестным. Многие тексты, включенные в медицинские сборники, анонимны и трудны для датировки. И все-таки даже немногочисленные опубликованные сочинения дают представление об уровне медицинских знаний в поздней Византии.

Особого внимания заслуживают практическая медицина и постановка больничного дела, достигшие таких успехов, каких не знала в тот период Западная Европа. Забота о попечении больных и немощных, с одной стороны, лежала на церкви, распространявшей на них заповедь о любви к ближнему, с другой – всегда поддерживалась центральной властью, органично вытекая из имперской идеологической доктрины. Церковь издавна создавала приюты при монастырях, которые принимали всех страждущих и нуждающихся в лечении. Многие из таких приютов разрастались в больницы со штатом практикующих врачей и систематической подготовкой новых.

Больницы, как правило, располагали библиотеками. Рукописи с сочинениями эллинских и христианских медиков здесь не только читались, но и постоянно переписывались, превращаясь в процессе многократного копирования в сборники глав и фрагментов, предназначенных для быстрой ориентации в практике. В конце концов они приняли форму ятрософов, куда, помимо традиционного материала, включались наблюдения и собственный опыт врачей. Ятрософы были своего рода справочниками, пользующимися большим спросом в больницах; в них содержались самые необходимые сведения о болезнях, их симптомах и способах лечения, сведения о кровопускании, правила диеты. Большинство этих сборников анонимны и практически совсем не изучены.

В древнерусском феодальном государстве, наряду с монастырской медициной, развивалась и народная. Распространенные лечебники содержали ряд рациональных наставлений по лечению болезней и бытовой гигиене и травники (зельники), содержащие описание лекарственных растений. Среди народных лекарей была специализация: «костоправы», «очные» и «кильные» (по грыже) лекари, «камнесеченцы», «камчужные» (по лечению ломоты, ревматизма), «почечуйные» (по геморрою), «чепучинные» (по венерическим болезням) лекари, бабки-повитухи, бабки-целительницы и другие.

Большую роль в развитии медицины сыграли врачи Востока: ар-Рази (известен в Европе под именем Разес); Ибн Сина, или Авиценна (ок. 980-1037), автор «Канона врачебной науки», энциклопедического свода медицинских знаний, и Исмаил Джурджани (XII век), отразивший достижения хорезмийской медицины.