Геоцентрическая и другие теории

В Средние века география не представляла собой конкретной и обособленной отрасли знаний. Учащийся получал географические сведения случайно; даже само слово география почти никогда не употреблялось. В понятие космография, которое иногда использовалось, чтобы отделить некоторые темы от геометрии, включались практически все отрасли естественной истории, наук о животных, скалах, чудовищах и метеорологических явлениях. В то же время в космографию не входили многие темы, лежащие на границе между географией, астрономией и геологией. Вопрос о происхождении Земли находился в ведении богословов.

Зато геометрию обычно понимали более широко, в нее входила и география, что вполне естественно, учитывая широко распространенное мнение о происхождении геометрии. Аделяр Батский в трактате «О том же и о разном» повторяет старинную историю, как в древние времена люди начали устанавливать камни для обозначения межевых границ. Неизбежно должны были возникать споры: в Ливии – из-за песка, а в Египте – из-за того, что Нил часто смывал или разрушал эти камни. Это и обусловило необходимость изобретения геометрии, при помощи которой можно было бы восстанавливать границы полей, «дабы на вечные века было возможно иметь незыблемое правило для измерения земли».

Благодаря изобретению геометрии, добавляет Аделяр, впоследствии возник обычай делить территорию на площади различной величины. Таким образом, в умах людей Средневековья геометрия оказалась тесно связанной с вопросами географического и топографического характера.

География входила и в раздел астрологии. Последняя делится на три части: в первой рассматриваются численность и формы небесных тел; во второй – их движение; а в третьей – Земля, ее обитаемые и необитаемые области, климаты и различные воздействия небесных тел на события, происходящие на поверхности Земли.

По-видимому, в эпоху Крестовых походов все авторы разделяли убеждение, что Вселенная сферична, а Земля расположена в ее центре (независимо от того, сферична ли сама Земля).

Впрочем, большинство авторов этой эпохи и Землю тоже представляли себе как сферу, хотя по этому вопросу они были менее единодушны. Однако какую бы форму ни приписывали Земле, считалось непреложной истиной, что она покоится твердо и неподвижно. Тем не менее даже невежественных людей часто озадачивал вопрос, на чем же покоится Земля. Некоторым было достаточным представление о точке опоры в виде «божественной силы».

Визирная линейка и квадрант

Хотя в Средние века преобладала геоцентрическая теория, существует немало свидетельств того, что незначительность размеров Земли по сравнению с небесными телами осознавалась. Гильом Коншский считал, что Солнце в восемь раз больше Земли. Иоанн из Холивуда приводил слова Альфрагана (ал-Фаргани), что самая маленькая неподвижная звезда больше Земли.

По поводу же реальных размеров Земли, то в Европе собственных измерений не проводилось.

Размышления на тему о том, что лежит за экваториальной зоной и в тех таинственных областях Земли, о которых человек ничего не знал, были обычным явлением. Слухи и домыслы о существовании Южного континента и областей, населенных антиподами, нашли широкое отражение в географической литературе эпохи Крестовых походов. И хотя безоговорочная вера в антиподов считалась еретической, имеется немало свидетельств того, что возможность их существования была притягательной темой для размышлений.

Если во времена греческой античности (на деле, в Византии) преобладали две теории распределения суши и воды: океаническая, согласно которой ойкумена окружена водой, и континентальная, по которой океаны представляют собой сравнительно маленькие и замкнутые водоемы, то авторы эпохи Крестовых походов, в том числе европейцы, придерживались океанической гипотезы. Но им были присущи различные и противоречивые представления по вопросу о размере океана или океанов, окружающих известный мир.

По одной из версий «Романа об Александре», Александр Великий опускался на дно моря. После того как он пересек пустыню, населенную свирепыми животными, Александр собрал своих спутников и заявил, что поскольку он покорил большую часть мира, то об обитателях суши знает достаточно, и теперь ему хотелось бы кое-что узнать о жителях моря. Тогда он и решил опуститься в морские глубины в огромной стеклянной бочке. Среди прочего Александр отметил, что большие рыбы пожирают маленьких. Вот и все знания о морской жизни.

Самым удивительным и самым желанным был во все времена Источник молодости. В первом письме пресвитера Иоанна встречается описание рощи, расположенной у подножия горы Олимп, недалеко от Рая, в Центральной Азии. В этой роще имеется родник, который источает всевозможные ароматы, меняющиеся каждый час, днем и ночью. Его воды даруют вечную молодость всякому, кто в нем искупается, возвращая человеку ту телесную силу и бодрость, которой он обладал в возрасте тридцати двух лет.

Очень похожим на этот рассказ, хотя, вероятно, и независимого происхождения, является описание в «Романе об Александре» источника, берущего начало в Евфрате, одной из четырех рек Рая; этот источник четыре раза в день обладал способностью возвращать молодость. Два погрузившихся в него старца вышли из воды похожими на тридцатилетних. Схожим, но несколько менее действенным был описанный Гервазием родник в Стаффордшире в Англии, которому он приписывал способность восстанавливать силы уставших людей. Правда, это можно сказать и о любом горном водоеме.

Также Мертвое море, его жуткие природные особенности и связанная с ними ужасная история волновали умы людей. Гервазий Тильберийский приводит по этому поводу некоторые подробности. Пять городов, пишет он, за грехи их жителей были затоплены соленым и безжизненным озером, называемым Мертвым морем, где не могут жить ни птицы, ни рыбы. По этому морю не могут плавать корабли, мало того, оно даже выталкивает любой предмет, если он не пропитан битумом. Если каким-то образом в него погрузить живое существо, оно его немедленно выталкивает. Горящий факел будет плавать по поверхности озера, потухший утонет. Конечно, Мертвому морю приписывали особенности, типичные для ада, и даже считалось, что под его водами находится вход в ад.

Вулканы тоже часто считали входом в преисподнюю или же мелкими, не связанными с адом местами наказания, а также обиталищем демонов. Михаил Скотт никак не мог решить, находятся ли «врата, ведущие в преисподнюю», на вулканах Липарских островов и Сицилии, или же «на северном острове». Но – «какой бы путь туда ни вел, ад расположен в недрах земли, и нет дороги оттуда».

Согласно исландской мифологии, гигантский ад расположен внутри и под горой Геклой. В «Королевском зерцале» местом наказания грешных душ считаются вулканические горы Исландии. Кроме того, там говорится о холодном аде, вера в существование которого представляется естественной для северных народов, что нашло отражение в описании Саксоном Грамматиком стонов и жалоб, которые слышны, когда ледяные поля разбиваются об утесы и скалы исландского побережья.

В начале XII века группа шартрских ученых разработала теории сотворения мира, объяснявшие деяния шести первых дней Творения физическими процессами, контролируемыми законами природы, хотя замысел создания мира признавался ими божественным. Такие теории не получили всеобщего признания, но никогда и не исчезали окончательно.

Ранние отцы церкви, считая Библию главным авторитетом, подвергали критике те идеи, которые казались им противоречащими текстам Священного Писания, но с течением времени произошло частичное примирение этих взглядов с христианством. В XII и начале XIII века еще выступали против существования антиподов, но затем было решено больше не считать еретической веру в шарообразность Земли и наличие антиподальных областей, в физическое объяснение тех географических процессов, которые раньше объясняли непосредственным вмешательством божественной силы.

Бытовала еще одна очень интересная теория о том, что цивилизация передвигается с востока на запад и что, когда она достигнет крайних пределов запада, человечество окажется на грани гибели и исчезновения. Считается, что она возникла из того обстоятельства, чтоСолнце (божественный свет) движется к западу, так и род человеческий стремится в своем развитии в том же направлении. Эта идея сказалась при осмыслении прошлого и закончилась в XVI веке конструированием той традиционной истории, которую имеет ныне человечество.

А начиналось все безобидно. В трактате «О моральном Ноевом ковчеге» Гуго Сен-Викторский утверждал, что расположение мест и порядок времен перемещаются. Все, что происходило на заре истории, происходило на Востоке, а впоследствии ход событий постепенно переместился на Запад, и вот теперь он достиг края земли, и мы вынуждены признать, что приближаемся к концу веков.

Действительно, по традиционной истории сразу после Потопа большинство крупнейших царств и столиц мира находились на Востоке, в землях ассирийцев, халдеев и мидийцев, затем могущество перешло к грекам и, наконец, к римлянам, живущим на краю света.

Это единственная причина, из-за которой месопотамскую культуру считают более древней, чем египетская. Просто Месопотамия находится восточнее. А Китай еще дальше на восток.

Хоть и невозможно доказать, что Оттон Фрейзингенский знал эти теории, в основе его философии в значительной степени лежит эта же мысль. В «Хронике» он пишет: «… Если мы отметим, что все могущество и мудрость начинаются на Востоке, а заканчиваются на Западе, то получим тем самым подтверждение изменчивости и непрочности всего сущего. Именно это, с божьей помощью, я и намереваюсь разъяснить в своем сочинении».

К этой же теме Оттон возвращается в прологе к пятой книге, и наконец почти в самом конце той же книги он замечает: «И смотрите, как я объяснял выше, подобно тому, как небеса вращаются с востока на запад, так и мы наблюдаем за сменой событий и мирской власти». Если человеческая власть настолько переменчива, вопрошает он, кто может ожидать, что королевство франков просуществует очень долго?

Так представление, что «империи передвигаются к западу», в Средние века было поднято до уровня богословской доктрины и философского принципа. А теперь она превратилась в свою противоположность: все двигается с Запада.