Медицина и биология

Карл Максимович Бэр (1792–1876)

Знаменитый натуралист — естествоиспытатель, основоположник научной эмбриологии, географ — путешественник, исследователь К. М. Бэр родился 28 февраля 1792 года в небольшом местечке Пипа Иервинского округа Эстонской губернии.

Его родители, числимые дворянами, были выходцами из мещанской среды. Раннее детство К. М. Бэр провел в имении своего бездетного дяди, где он был предоставлен сам себе. До 8 лет он не был знаком даже с азбукой. Когда ему исполнилось восемь лет, отец забрал его в свою семью, где он в течение трех недель догнал своих сестер по чтению, письму и арифметике. К 10 годам под руководством гувернера он освоил планиметрию и научился составлять топографические карты. В 12 лет он умел пользоваться определителем растений и приобрел солидные навыки в искусстве составления гербария.

В 1807 году отец отвез сына в дворянскую школу в Ревеле, и того после испытаний приняли сразу в высший класс. Прекрасно успевая в учении, юноша увлекался экскурсиями, составлением гербариев и коллекций.

В 1810 году К. М. Бэр поступил на медицинский факультет Дерптского университета, готовясь к карьере врача. Пребывание в университете было прервано в 1812 году вторжением Наполеона в Россию. К. М. Бэр отправился в русскую армию в качестве врача, но вскоре заболел тифом. Когда армия Наполеона была изгнана из пределов России, К. М. Бэр вернулся в Дерпт продолжать учение.

Дерптский университет К. М. Бэр закончил в 1814 году и защитил диссертацию «Об эпидемических болезнях в Эстляндии». Однако, не считая себя достаточно подготовленным к ответственной и высокой роли врача, он отправился совершенствоваться за границу, в Вену. Но те медицинские светила, ради которых молодой врач приехал в Вену, ни в какой мере не могли удовлетворить его. Самый знаменитый из них — терапевт Гильденбрандт — прославился, между прочим, тем, что не прописывал своим больным каких?либо лекарств, так как испытывал «методу выжидательного лечения».

Разочаровавшись в медицине, К. М. Бэр намеревается стать зоологом, анатомом. Собрав пожитки, К. М. Бэр пешком отправился в Вюрцбург к известному анатому — профессору Деллингеру. При первом же свидании Деллингер в ответ на высказанное К. М. Бэром желание совершенствоваться в зоотомии (анатомии животных) сказал: «В этом семестре я ее не читаю… Но к чему Вам лекции? Принесите сюда какое?нибудь животное, потом другое, анатомируйте его и исследуйте его строение». К. М. Бэр купил в аптеке пиявок и начал свой зоотомический практикум.

Счастливый случай выручил его: он получил от дерптского профессора Бурдаха предложение занять место прозектора- ассистента анатомии при кафедре физиологии в Кенигсберге, куда Бурдах к этому времени переехал.

Как заместитель профессора К. М. Бэр стал читать с 1817 года самостоятельный курс с прекрасно поставленными демонстрациями и сразу же завоевал себе известность; сам Бурдах неоднократно посещал его лекции. Вскоре К. М. Бэр организовал прекрасный анатомический кабинет, а затем и большой зоологический музей. Слава его росла. Он стал знаменитостью, и Кенигсбергский университет избрал его ординарным профессором и директором Анатомического института. К. М. Бэр проявил исключительную творческую плодовитость. Он прочел ряд курсов и провел ряд исследований по анатомии животных. Его исследования увенчались в 1826 году блестящим открытием, «завершившим многовековую работу естествоиспытателей» (академик В. И. Вернадский): он открыл яйцо млекопитающих и публично демонстрировал его в 1828 году на съезде естествоиспытателей и врачей в Берлине. Для того чтобы составить себе представление о значении этого открытия, достаточно сказать, что научная эмбриология млекопитающих, а следовательно, и человека, была совершенно невозможна до того времени, пока не было открыто то исходное начало — яйцо, из которого развивается зародыш высшего животного. В этом открытии — бессмертная заслуга К. М. Бэра в истории естественных наук. Мемуары об этом открытии он в соответствии с духом времени написал на латинском языке и посвятил Российской академии наук в благодарность за избрание его в 1827 году членом — корреспондентом. Много лет спустя по случаю 50–летнего юбилея научной деятельности К. М. Бэра Российская академия наук преподнесла ему большую медаль с барельефным изображением его головы и надписью вокруг нее: «Начав с яйца, он показал человека — человеку».

В 1828 году К. М. Бэр опубликовал первый том своего классического сочинения «История развития животных»; в 1837 году — второй; третий, незаконченный том вышел посмертно в конце XIX столетия.

В Кенигсберге К. М. Бэр получил признание всего ученого мира, здесь же он обзавелся семьей, но его тянет в родные края. Он ведет переписку с Дерптом и Вильно, где ему предлагают кафедры. Он мечтает о большом путешествии по северу России и в своем письме к первому русскому кругосветному мореплавателю знаменитому адмиралу Ивану Федоровичу Крузенштерну просит его дать ему «возможность бросить якорь в своем отечестве».

Вскоре он получил предложение от Российской академии наук приехать на работу в Петербург, однако полнейшая неустроенность академических учреждений того времени не позволила ему сразу принять это предложение, и он временно возвращается в Кенигсберг, где ведет, по его же выражению, жизнь «рака — отшельника», погрузившись всецело в науку. Напряженные многолетние занятия сильно подорвали его здоровье. Прусское министерство народного просвещения придиралось к нему буквально по каждому поводу. Министр фон Альтенштейн официально попрекал его тем, что его научные исследования обходятся дорого, так как К. М. Бэр израсходовал на свои бессмертные исследования по истории развития цыпленка… 2000 яиц. Конфликты с власть предержащими росли. К. М. Бэр запросил Петербург о возможности его приезда на работу в Академию наук и в ответ на это в 1834 году избирается ее членом. В том же году он с семьей покидает Кенигсберг. Как он сам писал, «решив променять Пруссию на Россию, был одушевлен только желанием принести пользу своей родине».

Что же сделал К. М. Бэр в эмбриологии? Несмотря на то что в XVII и XVIII веках в разработке учения о зародышевом развитии животных приняли участие многие крупнейшие исследователи, существенно продвинуть исследования им не удалось. Было принято считать, что в половых клетках существует готовый зародыш с совершенно развитыми частями тела — по сути, взрослый организм, только крошечного размера.

Наука того времени очень сильно заблуждалась, считая, что зародышевое развитие есть не что иное, как простой рост маленького организма до взрослого состояния. Никакого преобразования при этом якобы не происходило.

К. М. Бэр окончательно похоронил эти неверные представления и создал подлинно научную эмбриологию. Его «История развития животных», по отзыву выдающегося соратника Ч. Дарвина — Томаса Гекели, представляет «сочинение, которое содержит самую глубокую философию зоологии и даже биологии вообще», а известный зоолог Альберт Келликер утверждал, что эта книга является «самым лучшим из всего, что есть в эмбриологической литературе всех времен и народов».

Исследуя развитие цыпленка, К. М. Бэр шаг за шагом проследил картину его развития. Процесс зародышевого развития впервые предстал перед изумленными взорами натуралистов во всей своей простоте и величии.

С переездом в Петербург молодой академик резко изменил как свои научные интересы, так и образ жизни. На новом месте его влекут и манят беспредельные просторы России. Громадная, но мало исследованная Россия того времени требовала всестороннего изучения. К. М. Бэр становится географом — путешественником и исследователем природных богатств страны.

За всю свою жизнь К. М. Бэр совершил множество путешествий в пределах России и за границей. Его первое путешествие на Новую Землю, предпринятое им в 1837 году, продолжалось всего четыре месяца. Обстоятельства были крайне неблагоприятными для путешествия. Капризные ветры задерживали плавание. Парусная шхуна «Кротов», предоставленная в распоряжение К. М. Бэра, была чрезвычайно мала и не приспособлена для экспедиционных целей. Топографические изыскания и метеорологические наблюдения экспедиции К. М. Бэра дали представление о рельефе и климате Новой Земли. Было установлено, что возвышенность Новой Земли в геологическом отношении представляет собой продолжение Уральского хребта. Особенно много сделала экспедиция в области познания фауны и флоры Новой Земли. К. М. Бэр был первым натуралистом, посетившим эти острова. Он собрал ценнейшие коллекции обитающих там животных и растений.

В последующие годы К. М. Бэр совершил десятки путешествий и экспедиций не только «по градам и весям» России, но и за границу. Вот далеко не полный перечень главнейших из этих путешествий. В 1839 году вместе с сыном он совершил экспедицию на острова Финского залива, а в 1840 году в Лапландию. В 1845 году совершает поездку на Средиземное море. За промежуток 1851–1857 годов предпринял ряд экспедиций на Чудское озеро и Балтику, в дельту Волги и на Каспий с целью изучения состояния рыболовства в этих районах. В 1858 году К. М. Бэр вновь ездил за границу на съезд естествоиспытателей и врачей. В последующие годы (1859 и 1861) он вновь путешествует по Европе.

Им была предсказана катастрофа Аральского моря еще в далеком 1861 году, когда он ездил в те края для выяснения причин его обмеления. Причем он опроверг версию, раздуваемую в меркантильных целях каботажной компанией о том, что будто это обмеление происходит за счет балласта, выбрасываемого с приходящих кораблей. Страсть к путешествиям у К. М. Бэра была неуемной: будучи уже восьмидесятилетним старцем, он мечтал о большой экспедиции на Черное море.

Самой продуктивной и наиболее богатой по своим последствиям являлась его большая экспедиция на Каспий, которая продолжалась с небольшими перерывами четыре года (1853 1856).

Хищнический лов рыбы в устье Волги и на Каспии — районе, дававшем пятую часть всей рыбной продукции тогдашней России, — привел к катастрофическому падению улова рыбы и грозил потерей этой главнейшей рыболовецкой базы. Для исследования рыбных богатств Каспия была организована большая экспедиция, во главе которой встал шестидесятилетний К. М. Бэр. Он избороздил Каспий в нескольких направлениях от Астрахани до берегов Персии. Он установил, что причина падения улова вовсе не в оскудении природы, а в хищнических способах лова рыбы и нерациональных примитивных методах ее обработки, которые он назвал «безумным расточением даров природы». К. М. Бэр пришел к выводу, что причиной всех бедствий является непонимание того, что существующие способы лова не давали рыбе возможности размножаться, так как вылавливали ее до нереста (икрометания) и этим обрекали промысел на неизбежное падение. К. М. Бэр выступил с требованием введения государственного контроля за охраной рыбных запасов и их восстановления.

Практические выводы, основанные на работах этой экспедиции, К. М. Бэр изложил в своих известных «Предложениях для лучшего устройства каспийского рыболовства», в которых он разработал ряд правил к «выгоднейшему употреблению продуктов рыболовства». Стараниями К. М. Бэра новая каспийская сельдь пришла на смену «голландской» сельди, ввоз которой к нам прекратился из?за Крымской кампании. Научив заготовлять каспийскую сельдь, К. М. Бэр на миллионы рублей увеличил национальное богатство страны.

К. М. Бэр был одним из инициаторов и учредителей Русского географического общества, в котором он был выбран первым вице — президентом.

«Как можно продолжать требовать от образованного человека знать подряд всех семерых царей Рима, существование которых безусловно проблематично, и не считать позором, если он не имеет понятия о строении собственного тела… я не знаю задачи более достойной свободного и мыслящего человека, как исследование самого себя».

Помимо этого К. М. Бэр много работал в области краниологии — учения о черепе.

Он же положил начало краниологическому музею Академии наук, который является одной из богатейших коллекций этого рода в мире. Из всех остальных его работ мы остановимся только на его исследованиях, посвященных папуасам и альфурам, которые, в свою очередь, вдохновили нашего выдающегося исследователя и путешественника Миклухо — Маклая на изучение этих народов в Новой Гвинее.

К. М. Бэр читал лекции по анатомии в Медико — хирургической академии и организовал при ней для подготовки врачей Анатомический институт. В качестве руководителя его он привлек нашего знаменитого соотечественника, выдающегося хирурга и гениального анатома — Н. И. Пирогова. К. М. Бэр написал ряд блестящих статей для широкой публики по антропологии и зоологии.

К. М. Бэр был чрезвычайно жизнерадостный человек, очень любивший общение с людьми и сохранивший эту черту до самой смерти. Несмотря на всеобщее преклонение и восхищение перед его дарованием, он был чрезвычайно скромен и многие свои открытия, как, например, открытие яйца млекопитающих, приписывал исключительно острому зрению в годы своей юности. Внешние почести его не прельщали. Он был убежденным врагом титулов. За время его долгой жизни ему пришлось поневоле присутствовать на многих юбилеях и торжествах, организуемых в честь него, но всегда он был ими недоволен и чувствовал себя жертвой. «Гораздо лучше, когда тебя бранят, тогда, по крайней мере, можно возражать, а при похвалах это невозможно и приходится выносить все, что над вами делают», — сетовал К. М. Бэр. Зато он очень любил устраивать празднества и юбилеи другим.

Заботливое отношение к чужим нуждам, помощь в несчастье, участие в восстановлении приоритета забытого ученого, восстановление доброго имени несправедливо пострадавшего человека, вплоть до помощи из личных средств, были обычным явлением в жизни этого большого человека. Так, он взял под свою защиту Н. И. Пирогова от нападок прессы и личными средствами помог венгерскому ученому Регули закончить научные работы.

К. М. Бэр высоко ценил заслуги простого народа в деле научного исследования своей страны. В одном из своих писем к адмиралу Крузенштерну он писал: «Простонародье почти всегда пролагало путь научным изысканиям. Вся Сибирь с ее берегами открыта таким образом. Правительство всегда только присваивало себе то, что народ открывал. Таким образом присоединены Камчатка и Курильские острова. Только позже они были осмотрены правительством… Предприимчивые люди из простонародья впервые открыли всю цепь островов Берингова моря и весь русский берег Северо — Западной Америки. Смельчаки из простонародья впервые прошли морской пролив между Азией и Америкой, первыми нашли Ляховские острова и Много лет посещали пустыни Новой Сибири до того, как об их существовании что?либо знала Европа… Всюду со времен Беринга научное мореходство только следовало по их стопам…»

Обладая слабым голосом, он не был ни оратором, ни искусным лектором. Но его письменная речь была безукоризненно Изящна, и ей мог бы позавидовать даже писатель.

Он был большим знатоком истории и литературы и написал даже несколько статей по мифологии.

В 1852 году К. М. Бэр в связи с преклонным возрастом вышел в отставку и переселился в Дерпт.

В 1864 году Академия наук, празднуя пятидесятилетний юбилей его научной деятельности, преподнесла ему большую медаль и учредила Бэровские премии за выдающиеся заслуги в области естественных наук.

До последнего дня К. М. Бэр интересовался наукой, хотя глаза его так ослабели, что он вынужден был прибегать к помощи чтеца и писца. Умер Карл Максимович Бэр 28 ноября 1876 года тихо, точно уснув. Ровно через 10 лет, 28 ноября 1886 года, граждане города, в котором родился, учился, жил и умер великий ученый, воздвигли ему памятник работы академика Опекушина, копия которого находится в бывшем здании Академии наук в Петербурге.

К. М. Бэр был одним из крупнейших зоологов мира. Своей деятельностью он положил начало новой эры в науке о животных и этим оставил неизгладимый след в истории естественных наук.

Основные события жизни

1807 г. — К. М. Бэр поступает в дворянскую школу в Ревеле, где его после испытаний приняли сразу в высший класс.

1810 г. — К. М. Бэр поступил на медицинский факультет Дерптского университета.

1814 г. — К. М. Бэр закончил Дерптский университет и защитил диссертацию «Об эпидемических болезнях в Эстляндии».

1816 г. — К. М. Бэр получил место прозектора — ассистента анатомии при кафедре физиологии в Кенигсберге.

1826 г. — К. М. Бэр открыл яйцо млекопитающих и публично демонстрировал его в 1828 г. на съезде естествоиспытателей и врачей в Берлине.

1827 г. — К. М. Бэр избран членом — корреспондентом Российской академии наук.

1828 г. — К. М. Бэр опубликовал первый том своего классического сочинения «История развития животных».

1837 г. — Первое путешествие К. М. Бэра на Новую Землю.

1839 г. — Вместе с сыном К. М. Бэр совершил экспедицию на острова Финского залива.

1840 г. — Экспедиция в Лапландию.

1845 г. — Поездка на Средиземное море.

1852 г. — К. М. Бэр в связи с преклонным возрастом вышел в отставку и переселился в Дерпт.

1853–1856 гг. — Большая экспедиция К. М. Бэра на Каспий.

1864 г. — Академия наук, празднуя пятидесятилетний юбилей научной деятельности К. М. Бэра, преподнесла ему большую медаль И учредила Бэровские премии за выдающиеся заслуги в области естественных наук.